ВНИМАНИЕ! Для правильного отображения наших страниц настоятельно советуем Вам использовать иной смотровик («браузер»), например «Оперу» или «Лису», обе из которых – бесплатны. ВНИМАНИЕ!
Перед пользованием нашим сетевым узлом, ознакомьтесь с сим предупреждением. Please read this disclaimer before using our website.
Спасители Руси от инородческого владычества: гражданин Козьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. Да вдохновят нас примером.
26-Й ГОД СМУТЫ
> РАЗДЕЛЫ
» Первая страница
» Русские Вести
» Русские Стихи
» Русские Песни
» Русское Видео
» Русская Мысль
» Русский Язык
» Русская Память
» Русские Листовки
» Русское Действие
» Русское Самосознание
» Русское Единение

> ОБЩЕЕ
» Рассылка
» Связь с нами
» Наши образы
ПОДВИЖНИКИ РУСИ:
Национально-Державная Партия России (НДПР)

Русское Вече

Русский национал-социализм с чистого листа

Руссовет

Русское Движение против нелегальной иммиграции

Русский Общенациональный Союз (РОНС)

Народное Движение за избрание А. Г. Лукашенко главою России

Русское Национальное Единство (РНЕ)

Русский международный журнал «Атеней»



НАША РАССЫЛКА:

Подписка на нашу рассылку своевременно известит Вас о появлении нового на «Русском Деле». Просто и удобно!

Ваш адрес e-mail:

Подписаться
Отменить подписку



НАШИ СОРАТНИКИ НЕ ПОЛЬЗУЮТСЯ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМИ УСЛУГАМИ MAIL.RU И YANDEX.RU!

«RSS» И «TWITTER»:
Наша RSS-лента    Наша лента в «Twittere»
(Памятуйте, что врагу видно, кто читает нас в «Твиттере»!)


ПОИСК ПО УЗЛУ:

Яndex.ru



Русское Дело
«Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.»
Конституция Российской Федерации, ст. 28


«РОЖДЕНИЕ ШЕСТЕРЫХ ДЕТЕЙ Я СТАВЛЮ ВЫШЕ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ СВОИХ ДОСТИЖЕНИЙ»

Беседа с Сопредседателем Национально-Державной Партии России А.Н.Севастьяновым


ЧАСТЬ 1.

«Русское Дело»: Александр Никитич! Вы – известный и достойный вождь партии, которая стоит за спасение и выживание Русского народа. Но вы также отец шестерых детей! Такое большое потомство – словно из 19-го века. Познакомьте нас с ними.

Александр Севастьянов: Насчет XIX века – ох, как вы правы! Именно шестеро детей было у моего прадеда-помора (отец деда со стороны отца) Севастьянова: четыре сына, две дочери. Дочери повыходили замуж, там пошла уже линия других родов. Старший сын, мичман Георгий, подорвался на немецкой мине со своим эсминцем в Ботническом заливе в Германскую войну. Он, кстати, славен тем, что в свое время собственными руками (был редкий силач) вышвырнул с эсминца делегацию Центробалта вместе с её главой – небезызвестным Дыбенко. Второй сын, Борис, отец моего отца, белогвардейский офицер, был расстрелян в 1931 году. Чту его память. Двое младших сыновей, Владимир и Игорь, художники, видя судьбу старшего брата перед глазами, не решились обзаводиться семьями, детьми. Так, насколько мне известно, и умерли бездетными. Мне крепко запала в юности в душу эта статистика.

Похожая история и с прадедом-казаком (отец бабки со стороны отца) Забугиным: пятеро детей, трое сыновей, две дочери. Потомок по прямой – только один. И у него пока детей нет.

Не бывает лишних детей, особенно сыновей! Если бы мой отец, прошедший Великую Отечественную с 1942 по осень 1945 гг., чудом не уцелел, то род бы наш пресёкся, и меня бы не было. Так что детей надо делать «с запасом»! Я далеко не полностью реализовал себя в этом смысле, мне бы хотелось иметь ещё детей, тем более, что я очень доволен тем, какими получились уже родившиеся. И если бы не проклятый Гайдар с его реформой, у нас с женой было бы, как минимум, семеро детишек. А то и восемь. С 1991 по 1999 годы – вот какой перерыв нам пришлось сделать, чтобы встать немного на ноги, после того, как реформы выбили из-под нас почву. А ведь у нас очень хорошие дети! И их могло бы быть больше. А теперь уж назад время не вернёшь – жена больше не может забеременеть, её время прошло, хотя внешне она ещё совсем молодая женщина.

Шестеро детей – это не так уж много. Когда мы собираемся все вместе за столом, и я смотрю на их милые лица, мне иногда бывает ужасно думать: ведь кого-то из них могло бы не быть! Вот решили бы мы с женой, что хватит с нас троих, – и не было бы Машеньки, такой талантливой, светлой и умной девочки, воплощающей мой характер в женской ипостаси. А остановились бы на Машеньке – и что? Значит, не было бы роскошной, веселой, доброй красавицы и умницы Даши, не было бы милого нашего Никитки! Ведь мы запросто могли бы кому-то из них не дать жить, как это и делает большинство людей, наших душевно непроснувшихся современников. Не выпускают они на волю, на землю томящиеся в параллельном мире, мечтающие о прекрасной нашей Земле души… Так и мы с женой, могли бы, наверное, дать жизнь большему числу прекрасных человечков, а не дали. Слава богу, хоть эти есть!

Правильно написано в еврейском Талмуде: тот, кто не выполняет главную заповедь Бога – плодитесь и размножайтесь, и населяйте землю, и обладайте ею, – тот подобен убийце, проливающему кровь! Воистину так! Святая правда! Знать бы, понимать бы всё так, как надо, с самого детства!

Итак, у меня шестеро детей, все от одной жены.

Старший – Борис (1979). Назван в честь моего деда – нашего, семейного, героя и мученика. Он адвокат, адвокат блестящий, со студенческой скамьи влёт поступивший в Московскую коллегию адвокатов. Такого вообще не бывает! Но с ним это было, потому что он вёл судебные дела уже с четвёртого курса Мосюракадемии. Четверокурсник-студент выиграл дело против Минюста – как вам это нравится! Он был легендой на факультете, а к концу обучения уже вёл (и выигрывал!) дела даже в Верховном и в Конституционном судах… Сейчас он вкалывает, как лошадь, работает ночами, разъезжает по всей стране, ведёт весьма серьёзные дела. Он женат на русской, у них растет сын Глеб (2000).

Старшая дочь, Анастасия (1980), названа в честь бабушки моей жены. У неё призвание – семья. Она окончила Московскую школу художественных ремёсел (среднее специальное образование), расписывает батики. Провела уже две персональные выставки. Работа у нее надомная, прекрасно сочетается с ведением хозяйства. Она замужем с 2000 года за российским украинцем, самым молодым военным прокурором России. Живёт по месту службы мужа в маленьком провинциальном городке. Растит сына Александра (2001) и дочь Анну (2004).

Второй сын – Григорий (1982). Имя определили мы с женой по обоюдному согласию, оно нам нравится. Полный тезка светлейшего князя Г.А. Потёмкина и моего литературного кумира юности – Печорина. Учится на архитектора, работает по профессии. Не женат.

Вторая дочь – Мария (1985). Названа в честь моей бабушки по матери, которую я никогда не знал, поскольку она умерла совсем молодой, когда мама была ещё дошкольницей. Художница, учится на дизайнера женской одежды, лауреат разных конкурсов, в т.ч. молодых модельеров Москвы (первое место), провела персональную выставку своей графики. Работает стилистом в модном иностранном журнале, издающемся в России. Не замужем.

Третья дочь – Дарья (1991). Имя дала жена по своему выбору, согласовав его со мной. Школьница.

Третий сын – Никита (1999). Назван в честь моего покойного отца. В этом году идёт в школу.

Кем будут Даша и Никита, я не знаю. Мы никого никогда заранее специально ни на что не настраивали, не пытались вылепить собственные копии, создать себе преемников, а наоборот, стремились выявить индивидуальность: самую сильную черту (черты) характера, ума, направление мыслей, воли. И их развивать, усиливать. Даже если ребенок диаметрально противоположен по своим склонностям родителю! Мы считали: главное – помочь ребенку найти себя, затем – помочь обрести соответствующую профессию. Поэтому у всех – абсолютное попадание «в десяточку», все вкалывают на избранном поприще до умопомрачения, на измор, все заядлые трудоголики и все счастливы от этого!

Р. Д.: Какая кровь в них течет? Расскажите родословную Вас и Вашей жены – хотя бы до третьего колена.

А. С.: Проще начать с жены Людмилы Михайловны, урожденной Симановой (1958). Оба деда её погибли на фронте. По отцу она происходит из деревни Шацкого района Рязанской области. Я был там, в бескрайних полях, знал её бабушку и всех троих братьев отца. Бабка растила их одна, и в войну, и после. Трое из четверых сыновей уехали в города. Отец Люси стал шофером на бульдозере, на грейдере, всю жизнь проработал на строительстве дорог и мостов (и сейчас ещё работает). А Люсина мама – тоже из деревни, но из Смоленской области, там мы тоже были, в животноводческом колхозе среди лесов. Училась, работала на московских оборонных заводах. У неё было две сестры и брат. Бабушка Люси по матери, хромоножка, была известной на всю область (и даже более) деревенской колдуньей, заговаривала кровь, переломы, ранения, разные болезни у людей и животных. Люся помнит, как бабка остановила чудовищной силы грозу, когда молнии должны были вот-вот обрушиться на деревню и на их домик, стоявший на самой окраине: вышла на улицу, ударила оземь топором крест-накрест, начала что-то наговаривать – и тучи стали разъезжаться прямо у неё над головой, образовалось «окно», которое всё ширилось, расходилось, как диафрагма в фотообъективе, пока невидимый небесный смерч не разогнал все тучи и облака, а солнце сияло, и столб света бил из «окна» в землю, в траву, блестящую свежими каплями дождя... Даже когда они переехали в Подмосковье, к бабке продолжали ездить и возить больных, припадочных, всяких – до самой её смерти: велика была слава её силы.

Люся в детстве ощущала в себе подобную силу, но отказалась от неё в пользу семьи и детей. Ибо такая сила дается только на полное, самоотверженное служение людям, и тот, кто принимает на себя этот крест, от личной жизни должен отказаться. А она, к счастью для нас, не захотела.

Дальше бабок и погибших в войну дедов Люся свою родословную не знает. Крестьяне Рязанской и Смоленской губерний – вот и всё.

У меня родословная известна немного дальше. В XII веке выходцами из Новгорода была заложена, как теперь бы сказали, охотничья фактория, а позднее село Усть-Вага Шенкурского уезда Ростовской волости Архангельской губернии – там, где северная речка Вага впадает в Северную Двину. Об этом пишет «Поморская энциклопедия». Вот в этой Усть-Ваге и проживал с незапамятных времён поморский род Севастьяновых, что документально подтверждено церковными метрическими книгами с самых первых записей еще XVIII века. Копии этих записей, с указанием, кто когда родился и на ком женился, по моему запросу я получил от Архангельского областного архива, так что имею поколенную роспись длиной в двести пятьдесят с лишним лет. Крестьянствовали, но крепостными не были никогда, а были «черносошными». Мой прапрадед, Тимофей Севастьянов, был в Усть-Ваге учителем. А его сын, Александр Тимофеевич, выслужился из матросов Балтийского флота до генерала морской артиллерии, окончив при этом несколько учебных заведений и получив личное, а затем и потомственное дворянство. (Правда, представлен-то в генералы он был, есть документ, а вот произвести не успели – помешал Февраль 1917.) Земель и крепостных у дворянского рода Севастьяновых никогда не было. А дворянская честь – была и есть.

Прадед женился на дочери петербуржского видного чиновника (по преданию, служил в Государственном Совете) Ольге Андреевне урождённой Майданюк. Судя по фамилии, во мне должна течь и украинская кровь. У них было шестеро детей (см. выше).

Второй сын его, Борис, женился на Таисии Дмитриевне урождённой Забугиной, донской казачке, родом из станицы Константиновская (ныне г. Константинов Ростовской области). Дед её, казак Владимир Григорьевич Забугин, судя по «Памятным книжкам Области Войска Донского», служил окружным почтмейстером Второго округа Области Войска Донского, должность по тем временам немалая. А отец, Дмитрий Владимирович, стал коллежским асессором, переехал на жительство в Ростов-на-Дону. Он женился на рязанской крестьянке, от которой имел пятерых детей (см. выше), Таисия – младшая.

Пятнадцатилетней девочкой бабка Таисия бежала из дому на Германскую войну, на фронт, сестрой милосердия. Прошла всю Германскую и всю Гражданскую, служила у Деникина и Врангеля (как и мой дед Борис), а с дедом познакомилась в Константинополе осенью-зимой 1920 г. и обвенчалась с ним в ночь на Новый – 1921-й – Год в константинопольском соборе, о чём сохранилась венечная грамота.

Когда в 1942-м мой отец, едва дождавшись 18-летия, ринулся на фронт, она, сорокалетняя вдова расстрелянного белогвардейца, вновь пошла воевать за Россию, и – капитан медицинской службы – погибла во фронтовом госпитале, попавшем под немецкие бомбы в 1943 году. Чту её память.

Прадед по материнской линии, Куликов Александр Иванович, коренной москвич, жил в собственной половине дома в Молочном переулке близ Зачатьевского монастыря на Остоженке. Был поваром высшей квалификации, работал у богатых купцов – Сорокоумовских, затем у Алексеевых (всё родня купцов и текстильщиков Морозовых). Отец его, Иван Куликов, – ремесленник; мать рано умерла. Женился на Соломонии Савельевне урождённой Каратыгиной, из крестьян Костромской губернии, по преданию в родстве с актером Императорских Театров Василием Каратыгиным. Дети: Петр (студент, убит случайно в 1917 г. в московских уличных перестрелках), Александр, Нина. В годы Первой мировой войны как человек исключительно сметливый, но честный, работал при благотворительной миссии Британского посольства, а потом, в годы НЭПа, держал свое кафе на углу Дмитровки и Камергерского. Когда НЭП сворачивали, его арестовала «чрезвычайка» и, выбивая золото, запытала до потери рассудка, после чего выпустила умирать на руки родным.

Его сын, мой дед Александр Александрович Куликов, окончил Коммерческое училище, в Первую мировую служил т.н. «земгусаром», потом работал бухгалтером, но не простым. Одно время ведал всей зарубежной собственностью СССР, а уже на пенсии служил главбухом «Автоэкспорта». Женат был первым браком на моей бабке, Марии Александровне урождённой Коростелёвой, от которой имел дочь Анну.

Отец бабки, Коростелёв Александр Гаврилович (его отец Гаврила Коростелёв приехал в Москву из г. Черни Тверской обл., по профессии кожевенник), работал ст. приказчиком в фирме Ремизова по кожаной обуви. После революции обзавёлся обувным магазинчиком на углу Охотного ряда. Попал в лишенцы, магазинчик продал. Работал в Центросоюзе. Женат был на коренной москвичке Анне Кузьминичне, в девичестве Чинёновой. Сыновья (двое) уехали в Среднюю Азию искать доли. Младшая дочь Мария вышла за моего деда Куликова, родила дочь Анну, вскоре умерла (больное сердце).

Женившись вторично, дед отдал мою будущую маму на удочерение своей тетке Клавдии Ивановне (урожденной Куликовой) и её мужу Сергею Александровичу Кочеригину, который был одним из самых первых русских летчиков-испытателей, а потом стал генеральным конструктором ЦАГИ. В их квартире на ул. Горького напротив Белорусского вокзала я и родился в 1954 году.

Таким образом, во мне – кровь поморов, донских казаков, коренных москвичей и русских крестьян и мещан самых разных губерний, а в жене – крестьян смоленщины и рязанщины. Что касается казачьей составляющей, то тут, как известно, состав крови определить бывает непросто, поскольку казаки часто женились на полонянках – турчанках, персиянках, горянках. Своих женщин не хватало, так как всё время шёл приток молодых мужчин из России, Украины и т.д. Насчет прабабки Забугиной (которая из рязанских крестьян) тут всё ясно; ну, а дальше – прапрабабка или прапрапрабабка по казачьей линии – тут я не поручусь. Как известно, и Степан Разин был по матери турок. Единственно, что можно сказать с уверенностью, что в казачьи станицы ни под каким видом не допускались евреи (это прямо запрещалось законом) – и то ладно.

Р. Д.: В каком возрасте – Вашем и Вашей жены – рождалось Ваше потомство?

А. С.: Когда у нас родился первенец, мне должно было вскоре исполниться 25, а жене исполнилось 20 лет. Это хорошее время, хотя теперь, умудрённый немалым опытом, я знаю, что лучше было бы родить годом раньше, больше было бы взаимопонимания. Но это уже астрологические расчеты, которые тогда, в молодости, я не принимал всерьёз, а теперь слишком хорошо знаю всю их важность.

Последнего, шестого ребенка мы родили ровно через двадцать лет…

Вообще же, я считаю, что чем раньше первые роды – тем лучше. Жизнь коротка, успеть надо много.

Р. Д.: И всё в условиях городской квартиры? Как уживались?

А. С.: Пока у нас было трое детей, мы размещались в двухкомнатной квартире, которую снимали в подмосковном Реутове. К тому времени я давно разменял свою родовую квартиру, выменяв однокомнатную – первой жене, двухкомнатную малогабаритную – маме, а себе получив комнатку, куда и прописал жену и всех детишек. Спасибо Советской власти, нас, после рождения Григория, поставили в особую очередь, и, незадолго до четвёртых родов, выдали нам небольшую четырёхкомнатную квартиру на первом этаже (бывший агитпункт). Потом я, доплатив, обменял её на пятикомнатную, где и живу по сию пору.

Надо сказать, тесноту мы переживали совершенно спокойно. Дети любят друг друга, дружат между собой. Старшие поддерживают младших. Хотя было время, когда мы пользовались двухъярусными кроватями – а что делать? – но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Сейчас двое старших живут уже отдельно.

Р. Д.: Воспитывались ли Ваши дети в яслях, в детском саду?

А. С.: Боже упаси! Никогда!

Я согласился бы работать ещё больше, чем работал, я отказался бы от аспирантуры, от чего угодно, я пошёл бы на любое преступление, только бы не отдавать детей в детский сад! Нет ничего хуже (хуже – не то слово: ужаснее!), чем родить ребенка и отдать его на воспитание в чужие руки! Да ещё в коллектив!

Самые необратимые, самые скверные пороки и недостатки современного общества берут свое начало в яслях и детских садах. А наисквернейшее последствие их в том, что у таких «инкубаторских» детей атрофируется семейный инстинкт, они не могут понимать сокровенных смыслов семьи, семейных отношений. Им невозможно объяснить с возрастом, что это такое и зачем оно нужно – семья, дети… Ведь их-то самих благополучно сдали когда-то в чужие равнодушные руки родные папа с мамой. Значит, дети не такая уж ценность, если с ней можно так легко расстаться! Но ребёнок – не протез: отстегнул – пристегнул. Вглядитесь: рано утром, ни свет ни заря, непроснувшегося, плачущего малыша вынимают из теплой постельки, наскоро умывают-одевают, при этом ругая на чём свет стоит за неповоротливость и «капризы», тащут, не спрашивая его воли, – в темень, в дождь, в снег – чтобы спихнуть в толпу таких же, как он, несмышлёнышей, которых приходится по тридцать штук на чужую тетеньку… Что это, как не самое гнусное предательство маленького сердечка! И кто предаёт?! Родные мать с отцом… Какие тончайшие, бесценнейшие нити, связывающие детей и родителей, рвутся в эти жестокие минуты! Их едва ли возможно будет восстановить впоследствии. И нужда тут не может служить оправданием.

Не удивляйтесь, если ребенок, сданный вами в детский сад, спихнет вас на старости лет в богадельню. Он и не поймёт даже возражений…

Нет, мы не только никуда никого не сдавали, Люся всегда и охотно по первому требованию брала малышей к себе в постель. Если ребенку, даже подросшему, пятилетнему, хочется прижаться к маме, хочется почувствовать её тепло, её ауру – это прекрасно! Пусть будет так!

Далее. В яслях и садах нивелируется личность, она подчиняется общим стандартам, она вообще учится подчиняться прежде, чем размышлять, она принимает для себя раз навсегда диктат коллектива, она может никогда потом не выработать собственных подходов к жизни, своей системы оценок – совести, к примеру.

А об умственном развитии я и не говорю. Спросите любого опытного педагога: он сразу скажет вам, что с первого взгляда, с первых слов отличит ребёнка, воспитывавшегося в детском саду, от выросшего на руках у мам и бабушек. Да вы и сами отличите: детсадовские дети ни минуты не могут быть сами с собой, они не умеют себя занять, они плохо сосредотачиваются, у них примитивная, шаблонная речь и такие же мысли и шутки, они говорят цитатами из глупых мультяшек и комиксов, они постоянно, назойливо требуют к себе повышенного внимания от взрослых (результат его дефицита), они грубы, наконец (с кем поведёшься), у них и взгляд-то другой... И это не удивительно. В возрасте от 2 до 5 лет, как подсчитали детские психологи, ребёнок задает около трех миллионов (!) вопросов. И это не случайные вопросы: ребёнок строит свою картину мира, и от того, какие ответы он получит, зависит, будет ли эта картина доброй или злой, правдивой или ложной, полноцветной и привлекательной или серой и убогой. Я спрашиваю вас: кто в детском саду будет отвечать ему на эти три миллиона вопросов? Его сверстники, среди которых есть и дети из так называемых «неблагополучных семей»? Эти ответят! Так ответят... Или воспитательницы, которых самих надо ещё воспитывать и воспитывать?!

Должен заметить, что мы с женой никогда не «отмахиваемся» от детских вопросов, какими бы дурацкими они ни казались. Если они шутливы – надо уметь и отшутиться (развивать чувство юмора в детях обязательно!), а если ребёнку что-то и впрямь непонятно, жизнь ведь сложна, надо уметь серьёзно, как взрослому, но просто и доходчиво всё объяснить. Дети вообще не глупее взрослых, они просто меньше знают. Но если с ними всё время вести себя как с маленькими недочеловечками (якобы дети в чем-то хуже, неполноценнее взрослых – а это подход детсада), то они и поглупеют быстренько.

Скажу больше. Игра – это архиважно: это понятно всякому. Но маленькие дети, как ни странно, не умеют играть! Это умение не даётся само собой, ему надо учить. Конечно, инстинкт подражания у маленького человечка очень силён, но всё же, если вы просто поставите перед ним машинки или солдатиков, или положите куклу, он ещё не начнёт играть, ему надо терпеливо показать, рассказать и объяснить – и только тогда он начнёт пеленать, кормить и укладывать куколку, сажать солдатиков в машинки и т.д. и т.п.

А ранние непристойности, которые, бывает, поражают вдруг детсадовские коллективы, как молниеносная гангрена? Хорошо ещё, если это идёт от испорченных в дурных семьях детей, а если – от воспитательниц? Как человек, проведший юность в кинокомандировках по стране, скажу откровенно, что среди временных подруг киношников в любых городах, где бы мы ни бывали, юные детсадовские воспитательницы, недавно окончившие училища, оказывались как норма. Благодаря такой практике, помимо нравственной заразы, бывают случаи и конкретных вензаболеваний у крошек, которые и лепетать-то ещё не научились!

Словом, если вы хотите испортить (сказал бы сильнее: искалечить) ребенка, нанести ему непоправимый урон – ведите его в ясли и в сад.

Понятно, что есть семьи, для которых ясли и сад – тяжкая неизбежность. Но это и надо так трактовать и так воспринимать – как неизбежное зло. И если есть хоть малейшая возможность избежать этого зла…

Ну, а что касается того, что ребёнок должен привыкать к коллективу, то нам этот аргумент просто смешон! Он нелеп и искусственен. Как вы думаете, в семье, где мал-мала меньше, нужен ещё какой-то особый коллектив? Нет, он и так есть в многодетном доме! Но только это коллектив – естественный, он не образуется, как детсад, по принципу концлагеря, куда сгоняют всех, не спросив желания; в этом коллективе всяк на своём месте, младшие учатся у старших, старшие воспитывают, приглядывают за младшими (это ли не первая школа материнства и отцовства!) и т.д.

Кстати: воспитывать нескольких детей гораздо проще, чем воспитывать одного – именно за счёт примеров, которые всегда перед глазами, как хорошие, так и дурные.

Ещё кстати: ни я сам, ни Люся в детстве никогда ни одной ногой не бывали в этих детских заведениях. Потому и выросли не такими, как все. Правда, со мной сидели няньки и бабушка, Люся тоже с бабушкой росла. Мы, однако, никого никаким бабушкам не отдавали, предпочитали сами растить. Нам это ближе и дороже было.

Но спрашивается: а нынешние-то бабушки во всех семьях куда все подевались? Свободы, небось, старые клячи себялюбивые, захотели? Детей не растили, так хоть за внуков возьмитесь! Возврат к трёхпоколенной семье многое мог бы поправить в нашей жизни.

Р. Д.: Но в возрасте 7 лет Ваши дети отправились в школу. И почти всё то, от чего Вы их оберегали, воспитывая дома, навалилось на них на уроках и на переменах, разве что – в большей степени. Разумеется, при «всеобщем обязательном образовании» другого выхода не было, но, может быть, в том были и полезные стороны: развитие навыков поведения среди людей, соревновательность в среде ровесников и прочее? И, заодно: каков Ваш подход к домашнему обучению?

А. С.: Ну, что ж, и я ведь когда-то отправилася в школу, совершенно домашний ребёнок. И мне было столь же странно и дико смотреть на сверстников, прошедших детсадовскую обработку, как и им, спаянным одним общим воспитанием, отштемпелёванным одним штемпелем, диковато было смотреть на меня. В какой-то мере я был и оставался чужаком. В классе, в школе у меня не было друзей. Но в других школах была ещё парочка таких, как я (оба они были писательскими сыновьями, начитанными и остроумными), мы нашли друг друга и отлично и весело дружили, трое мальчишек из разных районов. Впоследствии, однако, у меня почти не было друзей среди сверстников, мне интереснее было с людьми намного старше меня.

Определённое непонимание сохранялось до выпускного класса; я был – и одновременно не был членом школьного сообщества. А в седьмом классе меня не приняли в комсомол с формулировкой: «Противопоставляет себя коллективу», хотя я не противопоставлял себя никому специально, просто жил, как считал нужным, и говорил, что считал нужным.

Чувство изгоя, одиночки мне очень хорошо знакомо; в нём многое определялось классовой детерминантой, многое – домашним воспитанием, но больше, я думаю, генами. Но это чувство крайне полезно, я убеждён! Пройдя в детстве и юности сквозь медные трубы общественного мнения, не очень-то доброжелательного, я навсегда получил закалку против предубеждений и воли большинства. Будь то группа, толпа или народ. Меня невозможно подчинить им.

Надо сказать, что став постарше, я сумел, при том, что класс меня так до конца и не принял, завоевать и определённый авторитет, и своего рода негласное лидерство в школе. Меня уважали, мне пытались подражать. Но этим я уже был обязан своему раннему и трагическому повзрослению, прикосновенности ко всем сторонам взрослой жизни, весёлому циничному уму, дерзости записного антисоветчика, спортивному таланту бильярдиста, лёгкой победе на областном конкурсе по литературе и т.п.

Замечу в скобках, что благодаря Брежневу, введшему обязательное десятиклассное образование, я значительно сократил свое пребывание в школьных стенах. Когда, перейдя в девятый класс, я увидел рядом с собой всё тех же придурков, которых надо было гнать поганой метлой из восьмого (а их теперь нельзя было выгнать!), я воспринял это как оскорбление и подумал: а какого чёрта мне тут делать? Меня ведь теперь тоже не выгонят! И последние два года школы я практически полностью прогулял. Съехал, конечно, на тройки по всем предметам, но все экзамены сдал на пять и потом на отлично поступил в университет.

Что касается моих детей, их судьба в школе сложилась по-разному. Я пришёл к выводу, что очень многое, если не всё, зависит от коллектива. Старший сын поступил в специальную английскую школу; набор их класса был на редкость незаурядным, там немало было детей, также воспитанных дома, и не хуже. Они были дружным, спаянным классом с очень высокой степенью сопереживания, единомыслия и солидарности: кастой. Со многими он продолжает дружить до сих пор.

Таких классов в этой школе (её окончили четверо из наших детей) больше на нашей памяти не было. Думаю, поэтому и относились другие наши дети к школе по-другому.

Средний сын из-за исключительно хорошего характера и обаяния быстро становится всеобщим любимцем в любом коллективе. Он прошёл путём школы легко и без потерь, но не сохранил никаких отношений и, по-моему, вообще о ней не вспоминает. А вот старшие дочери рвались вон из школы изо всех сил. Понимая, что держать их там против воли бессмысленно и вредно, мы старшую отдали после девятого класса в художественно-ремесленную школу, а среднюю провели через экстернат. Младшая учится в другой школе, она милый, бесконфликтный человек и всем довольна, а Никитка только ещё пойдёт в этом году.

Суммируя сказанное и отвечая на ваш вопрос, я считаю благом всё, что способствует закалке характера. Чем сильней контраст между домом и внешним миром, тем лучше. (Кстати, тем сильней со временем человек будет ценить именно семью и стараться её воспроизвести.) Но чтобы характер маленького человечка не сломался при столкновении с миром, ему надо заложить как можно более глубокую и прочную основу. Да и физически неплохо бы его подразвить, чтобы его не забили. (Я, помню, благодаря физическим данным, легко справлялся с тремя пацанами-сверстниками, и охотников поиздеваться надо мной среди них не было.) А это всё надо делать в лоне семьи.

По поводу домашнего образования скажу, что не считаю его чем-то оптимальным. Если в школе дают некий стандарт, который вы можете при желании откорректировать, то как знать, что вложат в голову ребёнку частные учителя? Вон, к примеру, испортил же, извратил на всю жизнь мозги Александру Первому гуманист и демократ Лагарп...

Но дело даже не в том. По моему глубочайшему убеждению и личному опыту, знания вообще не дают. Их берут. Это дело глубоко индивидуальное и зависит только от способностей и воли обучающегося. Наше дело – пробудить в ребёнке интерес к тому или иному виду знаний и указать источники. Дальше, если ему даны способности, таланты, он пойдёт сам. А если не пошёл – значит, не для того пришёл в сей мир. Не всем же быть учёными мужами или инженерами.

Р. Д.: Как вам хватало средств на семью из стольких душ?

А. С.: Много работал. Преимущественно головой, ибо не дурак, хотя и руки в определённом смысле золотые (нескромно? но я много и классно работал и зарабатывал как реставратор). Искал особенные, незаурядные, исключительные варианты заработка, стараясь не связываться с государством и использовать в работе то, что могу делать только я. Поэтому и не даю советов на сей счёт.

Могу посоветовать только одно. Если бы мне сказали: ты должен жить строго по правилам и законам, брать только то, что тебе дают, хотя при этом тебе придется отказаться от пятого (третьего, шестого и т.д.) ребёнка, – я послал бы таких указчиков так далеко! Дети есть высшая ценность, ради которой можно отбросить многие правила... Ну, конечно, в разумных пределах, не рискуя почем зря своей жизнью и свободой. Детям нужны живые и свободные родители, обязательно оба. В 1980-е годы в СССР уже сложился всеохватный чёрный рынок товаров и услуг, и я на нём имел свою нишу. Хотя, повторю, основным всегда было творчество: статьи, книги. Тогда на это можно было жить. А вот когда пришел Гайдар – вот тут-то у меня и поплыла почва из-под ног... Умственным трудом стало жить невозможно. Надо было, чтобы сохранить прежний уровень жизни, вставать за прилавок, но я себе этого позволить не мог, и не встал, и не позволил. Трудно жилось в 1990-е годы, да и сейчас нелегко. Но опять стало возможно зарабатывать пером, как ни странно...

Никогда не жалел средств на обучение детей и на их здоровье. На книги, хорошую музыку, походы по музеям и выставкам. Всегда оплачивал им школьные экскурсии в другие города, спортивные увлечения, различные профильные курсы.

При этом всегда экономил на одежде (в том числе своей), на всяком баловстве, без которого можно обойтись. Питались и питаемся скромно, без излишеств, если не считать праздников. У нас нет и не было никогда ни дачи, ни машины. Я живу в комнате, где ремонта не было с 1987 года, да и остальная квартира выглядит немногим лучше...

Когда мы с Люсей только-только начинали жить вместе, у нас ещё вообще детей не было, – мы поклялись друг другу, что денежные счеты никогда не будут для нас предметом ссор и разборок. О, какая это была мудрая предосторожность! Какая потрясающая дальновидность! И как правильно мы настроили друг друга и самих себя на всю жизнь! И в общем, до последнего времени, мы более-менее выдерживали данное слово. Молодость, жизнерадостность, оптимизм, юмор, взаимная любовь заменяли и заменяют нам многое! Сейчас, правда, стали уже уставать от привычной экономии, от скромности быта. Видно, возраст берет своё, слабинка появляется. Но теперь уже дети встают на ноги, того и гляди – сами нам помогать начнут, да порой уже и помогают.

Всё дело – в приоритетах! Если для вас приоритет – комфорт и благосостояние, то вы несчастный человек на всю жизнь, вы никогда не будете вполне довольны и счастливы. Если же для вас приоритет – человеческие чувства (а среди них семейные и родительские – не на последнем месте), то этим можно «обкормиться» и при скромном достатке.

Р. Д.: В советские времена все женщины как-то неизбежно считались работницами или колхозницами. Удел домохозяйки не возбранялся, но он явно не определял советскую женщину – во всяком случае, в РСФСР. Ваша супруга, наверное, вступала во взрослую жизнь с ожиданием от себя продвижений и успехов по службе – пресловутой «карьеры». Но все обернулось «домашним затворничеством» – как сказали бы окружающие и раньше, и теперь. Как Вам удалось в начале совместной жизни полюбовно решить этот вопрос?

А. С.: Люся окончила Театрально-художественное училище по классу «художник-гримёр» (мы познакомились ни киностудии им. А.М. Горького, где я работал ассистентом по актёрам, а её, восемнадцатилетнюю девочку, только что прикрепили к нам на картину). Мы оба отлично понимали, что работа на киностудии несовместима с нормальной семьёй. Я бестрепетно зачеркнул свою карьеру и уволился сам, подав пример выбора приоритета; помог и Люсе уволиться. Учиться ей было интересно, а вот работа гримёра не слишком привлекала, на особую карьеру она не рассчитывала. У неё был красный диплом, и она собралась поступать в МГУ на искусствоведение. Я честно сказал ей, что не вижу в этом для себя никакого интереса. (Мне тогда ещё предстояло развестись с первой женой, очень образованной особой, окончившей филологический факультет, отделение германистики, а за годы нашего брака ещё и Всесоюзный заочный юридический институт. За пять лет она никого мне не родила и даже не бралась за ведение хозяйства. В первом браке я настолько хорошо понял, чего мне НЕ НАДО от семьи, и какой НЕ ДОЛЖНА быть жена, что, познакомившись с Люсей, не колебался ни минуты и был готов на любые жертвы.) Но я обещал Люсе, что не буду ей препятствовать: поступит в МГУ – хорошо, не поступит – ещё лучше. На единственном экзамене, который она должна была сдать на пять, чтобы поступить, она получила четверку. А на следующий год у нас уже был маленький Борис, на другой – ещё и Настя и т.д. Довольно скоро к Люсе пришло понимание высшей доли, избранной ею, и чувство гордости за свой выбор. Не думаю, что на свете есть много женщин, столь же полно и прекрасно реализовавших себя в соответствии с Богом данными возможностями и талантами. А вот посредственных специалисток во всех областях, так и не ставших многодетными матерями, – пруд пруди. Ну, а то, что наш путь был необычен и не всегда встречал понимание у окружающих, то на это мы всегда дружно плевали и чихали. Мы знали, что мы правы, и в этом нас поддерживали наши малыши, да и некоторые взрослые, умудрённые опытом люди тоже. Эти люди, пройдя стандартным путём «советского человека», горько в старости восплакали об утраченных навсегда возможностях! Они нас понимали.

Наступил, однако, момент (когда Даша стала подрастать, а Никиту мы ещё не планировали), когда Люся попросилась «в люди», захотела пойти работать. Я устроил её в лицей к приятелю, преподавать историю искусств. У жены острый и ясный природный ум, хорошая память, а педагог она, сами понимаете, прирождённый, прекрасно разбирающийся в детских душах. Что касается знаний, то, прожив со мной столько лет, она освоила многие темы литературы и искусства, прочла почти всю мою библиотеку. Я достал для неё несколько специальных книг в помощь, и она прекрасно справлялась со своими задачами. Но желание иметь ещё ребёнка оказалось со временем сильнее, – и вот родился наш мальчик. Больше она уже не служила.

Р. Д.: Мы с Вами – люди одного времени и даже из одного города. Мы дышали одним воздухом, а он был пропитан советской мудростью: «Нечего плодить нищету!». И почти все воспринимали эту установку и начинали сами так думать. Впрочем, один ребенок в семье воспринимался окружающими спокойно, даже как должное. Но второй – уже вызывал удивленный взгляд. Если же появлялся третий ребенок, то его родители в открытую слышали шипение: «Нарожали голодранцев!» (или примерно так). Мракобесие дошло до того, что люди стеснялись своей большой семьи и если уж рожали больше двух, то, скорее «по неосторожности», чем по желанию.

А. С.: Ну, что ж. И на нас глядя, люди крутили пальцами у виска: у вас же есть уже двое (трое, четверо, пятеро!), зачем вам ещё? вы что, с ума сошли?

Сегодня я думаю, что мы оказались на порядок умнее тех, кто так говорил.

Я много встречал в своей жизни людей, которые вздыхали, когда уже было поздно: ах, дураки мы, дураки, надо было ещё родить, когда возможность была! Особенно те, у кого вырос ладный, хороший ребенок (а могло бы ведь быть несколько таких!), или кто потерял единственного ребенка.

Но я никогда не встречал ещё людей, которые бы сказали: а вот этот ребенок у меня лишний.

Еще раз повторю: всё дело в приоритетах. Нет большей радости и большей заслуги, чем родить и воспитать хорошего ребёнка. Все остальное за меня смогут сделать другие – хуже или лучше, какая, в общем-то разница! Мало, что ли, в мире писателей, ученых, журналистов, политиков?! И только одно есть в мире, чего никто за меня не сделает: никто, кроме меня, не родит моих детей.

Про жену и не говорю. Она уникальная, лучшая в мире жена и мать. А могла бы, страшно подумать, стать одной из… искусствоведов, педагогов, депутатов… Не дай бог! Какими-такими достижениями оправдала бы она отказ от Маши, Даши, Никиты (называю хотя бы только троих последних детей)?! Чем возместила бы мне и миру их небытие? Нет и не может быть в мире таких достижений у женщины, которые стоили бы её детей!

Это надо понимать. Глубоко понимать. Всем сердцем.

Что же касается подлейшего тезиса «нечего плодить нищету», я недавно услышал изумительный антитезис, который теперь всюду пропагандирую, благо он звучит как пословица: «Дети – богатство бедных».

Как точно!

Да, может, чего-то у меня и нет, без чего показалась бы ужасной жизнь современному «джентльмену». Ну, что ж. Я умею обходиться без многого, обойдусь и ещё без чего-то. Хрен с ним со всем!

Но вот без улыбки детской, без детских доверчивых и любопытных глаз, без топота маленьких ножек за спиной (а сам-то я за компьютером с утра, не разгибаясь), без их заливистого хохота, без их безграмотной игры на фортепьяно (сам так когда-то бренчал!), вот без этого всего – поистине жизнь не в жизнь! У меня один внук – всего на год, а другой на два младше моего меньшого сына: можете вообразить, что они вытворяют, когда вместе собираются! Правильно заметил Флобер: «Если к сорока годам ваша жизнь не наполняется детскими голосами, она наполняется кошмарами!» И наоборот: любые тучи разгонят эти маленькие ручки, любые неприятности и беды отступают перед детской улыбкой… Нет в мире лучшей психотерапии, чем час, проведённый в игре с малышами! Они нам куда нужнее, чем мы им, только понимаем мы это не всегда. А больнее всего, если понимаем это с опозданием, когда уже ничего не изме-нить.

Есть и буквальный смысл в пословице «дети – богатство бедных». Я уверен, что государство так или иначе обманет меня и жену, либо вообще не даст пенсии, либо даст такую маленькую, что на нее не прожить, либо еще каким-то образом надерёт. Что, мало примеров вокруг? Да сплошь и рядом! А сейчас и вовсе намечено поднять возрастную планку выше средней продолжительности жизни, чтобы большинство граждан просто откинули копыта, не дотянув до пенсии… Но я спокоен. Скинутся мои детишки, выросшие, окрепшие, ставшие на ноги, долларов по сто с носа стареньким папе-маме, глядишь – ещё и роскошную старость проведём!

Но ведь вот что интересно: занимаясь профессионально, как учёный, публицист и политик вопросами этнодемографии, я пришел к выводу, что масса бедных и малообразованных людей – это вовсе не проклятье и не крест для государства и нации. Напротив, это их величайшее богатство! Это залог их могущества! Нужнейшая вещь!

В «Итогах ХХ века для России» я писал: «Нищие, голодные и никому не нужные массы париев представляют собой базу для социальных потрясений, революций, но также и идеальное человеческое сырьё для войн, в том числе колониальных, а также рынок самой дешёвой рабочей силы, стимулирующий индустриализацию и развитие капитализма в городе. Именно в них, в этих нищих и полунищих человеческих массах, – главный залог возможного величия и богатства державы, но также и опасность её крушения, разорения. (Пресловутый «империализм» – следствие именно экономического капиталистического раскрестьянивания. Это действительно «последняя стадия», но не «загнивающего капитализма», а – национального расцвета; счастливая трансформация раскрестьянивания народа.) Все зависит от того, сумеет ли власть взять под контроль колоссальную социальную энергию, высвобождающуюся при раскрестьянивании, – и куда именно её направит».

Это если взглянуть на проблему с птичьего полета. Надо сказать, я был в Индии, одной из самых густонаселенных стран мира, и я должен подтвердить: мои личные наблюдения только подкрепляют мои выводы. Недаром эта страна столь мощно растёт и заявляет о себе в последнее время.

Между прочим: в страну, наполненную аборигенами вышеописанного рода, не сунутся инородцы-иммигранты. Если бы белые американцы, отвергнув ложный идеал «жизненного стандарта», рожали бы детей так, как это делали их европейские прабабки и прадеды в XVI веке, и наводняли бы Америку бедными и малообразованными, но жизнестойкими и твёрдыми в моральных убеждениях белыми борцами за хлеб, землю и работу, как вы думаете, стремились ли влиться бы туда столь же бедные и малообразованные цветные? Нет, ибо их ждал бы там такой отпор, что дай бог ноги унести. А вот малодетные, обеспеченные, изнеженные, слишком образованные народы не способны к сопротивлению.

Наконец, по своим детям я вижу очень четко: хорошо и правильно, что мы их не баловали, что они росли, зная многие ограничения, зная слово «нельзя», зная, что не стоит жить не по средствам. Они не избалованы, не изнежены, но умны, образованы, разворотливы, оптимистичны и целеустремлены. Они не заражены болезнью «вещизма», у них не сбита шкала приоритетов. Они знают, что высшие ценности – внутри нас. Но при этом я уверен, что они пойдут по жизни твёрдой стопой, сражаясь за место под солнцем так, как это и должна делать молодая здоровая особь, что они не пропадут, выживут, не расквасятся от неудач и поражений, они поднимутся после любого нокаута, они будут добиваться и добьются своего! И оставят после себя такое же здоровое, жизнеспособное, творческое и деятельное поколение, как и они сами!

Р. Д.: Сейчас, когда до многих дошло, что оставшись в зрелом возрасте – к 40-50 годам – без детей или вырастив всего одного ребенка, они обманули и себя, и свой вымирающий народ...

А. С.: О женщинах этого возраста говорить не будем: на них можно ставить крест. Они сделали свой выбор – злой, бесчеловечный, глупый и эгоистичный выбор – 20-30 лет тому назад. Можно их пожалеть (многие из них жертвы обстоятельств, того же детсадовского воспитания), но не будем на них оглядываться. У них есть только один путь спасти, реабилитировать себя: взять ребёнка из детского приюта. Как это, по-видимому, придётся сделать нам с Люсей, когда Никита немного подрастёт. Хорошего ребенка от нормальных, но, скажем, погибших в катастрофе родителей (чтобы не получилось так, что в 16-18 лет в мальчике или девочке проснутся гены алкоголика, наркомана или преступника). Хорошего и совместимого (!) с приёмными родителями – тут надо подключать астрологию.

Поговорим о мужчинах. В 40-50 лет нормальный мужчина вполне детороден. Он может стать – со своим опытом, положением в обществе, средствами – бесценной, незаменимой опорой молодой женщине, которой ох как нелегко в современном обществе сохранить себя. Напомню, кстати, что со времён Петра и весь XVIII век в службу записывали дворян с 15-летнего возраста, а срок службы, со времён Анны Иоанновны, был установлен 25 лет. То есть, в 40-то лет дворянин-офицер ещё только в отставку выходил, чтобы обзавестись семьей, да осесть в своём поместье, занявшись делами. Так-то...

Тема неравного брака в дореволюционном обществе не случайно была одной из популярнейших. Обеспеченный, прочно стоящий на ногах мужчина хотел, что естественно, жениться на молодой – и женился! Иногда это выглядело гротесково (знаменитую картину Пукирева «Неравный брак» помните?), но вовсе не всегда и не обязательно: у того же Федотова в «Сватовстве майора» – мечется по комнатам юная, пышная купеческая дочь, этакий розан, а за приоткрытой дверью подкручивает усы молодцеватый майор как раз лет 35-40! Опять-таки, в пьесе Островского про сватающегося купца: «Сам-то он, может, и стар, да прихоти у него молодые!» Вспомним: полковник Скалозуб не прочь посвататься к шестнадцатилетней Софье Фамусовой, а Татьяна Ларина, не старше восемнадцати лет, выходит замуж за генерала.

Р. Д.: Стало быть, подумать о своём роде для многих мужчин среднего возраста еще вовсе не поздно, и время не ушло? Звучит освежающе!

А. С.: О роде думать никогда не поздно! Почему это поздно?! Куда это время ушло?! Ничего не поздно. Разве 40 лет – это возраст для мужчины? У меня Никита родился, когда мне 45 стукнуло. И что? Да я бы и ещё рожал и рожал, не моя вина, что у Люсеньки ресурс кончился.

А у дядьки моего, казака Петра Филадельфовича Забугина, в 60 лет отличный, крепкий сынок родился от 30-летней жены, казачок, лицом – вылитый отец. Вот так-то! Сейчас дядьке 90, сынку 30 – плохо ли?

И таких примеров море. Особенно из прошлого, сейчас-то народ пожиже пошел. Страшно, конечно, одно: хочется малыша на ноги поставить, внуков от него дождаться, а вдруг не успею? Ну, тут мне легче – если со мной что случится, старшие дети помогут, не бросят, поддержат, вырастят. Но вообще-то надо просто следить за своим здоровьем и не помирать раньше времени. Поставьте себе мету: дожить до 80 (хотя бы).

Я-то лично считаю, что жениться надо как можно раньше, но вот что пишет один из самых древних античных авторов, Гесиод: «До тридцати не женись, но и за тридцать долго не медли. Лет тридцати оженись, вот самое лучшее время. Девушку в жёны бери, ей легче внушить благонравье…». А ведь это о первобрачии! Что же говорить о втором, третьем браке… Так было ещё в древности.

Итак, с одной стороны, мы видим, что в стране накопился немалый контингент мужчин среднего возраста, которые уже ничего не ждут от своего брака и не надеются ничего в нём исправить и обзавестись новым потомством. Они, конечно, могут доживать свой век в этом старом, привычном браке, как в уютном ношеном халате, ни о чём не мечтая (или напротив, ежедневно с успехом хороня свои мечты). Но...

С другой стороны, мы видим в России буквально поголовье молодых и очень хороших, качественных русских женщин, которым не хватает нормальных женихов – не спившихся или обкурившихся, не дебилов, не ранних импотентов или феминизированных педрил, не увлечённых карьерой сверх меры (так что уж и женщин вокруг не замечают или, напротив, замечающих лишь браки по расчёту), не инфантилов, которым до седых волос всё рано заводить семью, не желающих и не могущих брать на себя ответственность... Словом, у меня просто сердце болит, когда я понимаю, какая это горькая правда: на двух девушек брачного возраста приходится у нас один более-менее нормальный жених (жених! а не мужеподобное существо или безответственный трахальщик).

Решить эту проблему было бы очень просто, если подходить к ней с позиций чистого разума, без эмоций. Мужчинам, чьи дети уже выросли и встали на собственные ноги, следует учтиво и благодарно расстаться с пожилой супругой, если их ничто особенно не держит друг возле друга (а таких примеров – море), а затем – протянуть руку юному созданию женского пола, пока того ещё не затянул круговорот безбрачного (а теперь ещё и бесполого или, не дай бог, однополого) существования.

При таком ходе событий в выигрыше все, кроме разведённой дамы, которая, хоть и имеет возможности компенсировать отсутствие в доме привычного существа, но все же, обычно, чувствует себя не очень здорово. Ну, что ж, вольно ж ей было прежде думать.

Особенно в выигрыше нация в целом, которая таким манером преумножает наиболее ценный генофонд и сохраняет стабильную ситуацию в сфере своей медицинской безопасности – именно потому, что возникнет множество пар, идеально подходящих по возрасту. Как известно, пары, где женщина перешла известный возрастной рубеж (особенно, если она пила, курила и т.д.), рискуют, заводя детей: могут родиться неполноценные особи, как второй ребёнок Ирины Хакамады. В том же случае, когда мужчина в возрасте, а женщина молода (китайцы именуют такие пары «май – сентябрь»), напротив, получается весьма неплохой результат. Тому множество свидетельств в русской истории, когда вдовцы женились во второй и третий разы, производя каждый раз здоровое потомство, вплоть до князя Мещерского, зачавшего в 90 лет дочь (его отцовство никто и никогда не брал под сомнение), прославившуюся впоследствии мемуарами.

В мусульманском обществе этот вопрос решается ко всеобщему согласию: муж просто приводит в дом младшую жену, чтобы рожала и вела хозяйство под присмотром старшей. Первой – любовь, ласки и подарки, а второй – почёт и уважение, роль хозяйки дома. Поэтому я – принципиальный сторонник многоженства и, не будучи ни в коей мере исламистом, в данном вопросе солидарен с шариатом. Если бы и нам так!

Но, увы, в христианском мире, с его противоестественными канонами единобрачия, разрыв брачных отношений почти никогда не обходится без моральных травм. Поэтому советовать легко, а на деле... пусть каждый решает сам. Сам решил – сам и сделал.

«Лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном», – моя любимая поговорка по жизни.

Р. Д.: Вы несколько раз помянули астрологию. Несомненно, людям нужно смотреть на звёзды, а не только себе под ноги. Но чем же особенна астрология с точки зрения взглядов на продолжение рода и насколько на нее можно опираться?

А. С.: В юности я, как и большинство людей советского закала, считал астрологию лженаукой, но потом, благодаря замечательному наставнику, а не в меньшей степени – личному опыту, убедился в её абсолютной действенности и жизненной важности. Не буду здесь отвлекаться на данную значительную, обширную и сложнейшую, но побочную тему. Скажу только, что мы с женой уже многие годы внимательнейшим образом фильтруем наши отношения с окружающими, исходя из гороскопических характеристик (и правильно поступаем!), а последнего сына «сделали», предварительно скрупулёзно рассчитав по особой китайской таблице его пол, а также его европейский и азиатский гороскопы.


ЧАСТЬ 2.

Р. Д.: Давайте коснёмся вещей, близких вопросу выживания Русского народа.

Наверное, не только проклятое «общественное мнение» уготавливало вырождение Русского народа. Ваш товарищ по партии Олег Киттер свидетельствовал о вредительстве в роддомах, творимом врачами. Сегодня едва ли не всякая женщина, собравшаяся иметь ребенка, сталкивается в женских консультациях с отговариванием её от этого шага. Даже – больше, будущих матерей просто запугивают: у вас родится урод (даун) и т.д.


А. С.: Я с таким не сталкивался, хотя знаком с предметом не понаслышке. Возможно, нам просто повезло, но у Люси всегда были хорошие гинекологи в районных поликлиниках. Иное дело – врачи и сёстры в обычных роддомах! Там и помрёшь, а никто и не заметит. Нам так чуть было Гришку не загубили: ещё чуть-чуть и захлебнулся бы водами. И вообще младенческая смертность у нас растёт безобразно. Порядка навести не могут!

Но это – частный вопрос одной общей проблемы: Россия – русская страна с антирусской властью.

И ключ к этой проблеме тоже общий: надо менять власть. А врачей-вредителей (если такие и вправду есть, я не знаю) казнить без разговоров.

А вот в хороших роддомах и рожать хорошо. Я в такой роддом устроил (за деньги, разумеется) Люсю с последним нашим малышом. Я сам присутствовал при родах до последнего, меня выставили, уж когда её рожать на стол повели. Родила за десять минут легко и просто в опытных, мастерских руках. И мне потом сказала, что это были самые лёгкие роды в её жизни. Я был потрясён! Наслушался о всяких ужасах и был готов ко всему, а тут вдруг р-раз! – и «с мальчиком вас!» Захожу в родильную – а у Люси на лице слёзы и счастливое недоумение: неужели всё кончилось?

А вот невестке моей – в том же роддоме, специально устраивали! – не повезло. Вкололи ей обезболивающее, а у неё специфическая реакция: заснула мертвецки. Пришлось кесарево сечение делать. Конечно, страшная промашка анестезиолога! Но вряд ли умышленная диверсия. Врачу потом нагоняй был по первое число! Раз на раз не приходится...

Р. Д.: Замечаете ли Вы изменение отношения к отцовству и материнству у тех, на кого сейчас все надежды – у молодых Русских людей и девушек?

А. С.: Я мало общаюсь с молодежью. Своими детьми в этом плане я доволен. Невесткой и зятем – тоже. Те молодые матери и отцы, которых я имею возможность видеть, производят нормальное впечатление. Пожалуй, получше даже, чем в моём поколении. Больше нежности, заботы. Молодёжь перестали насильно зацикливать на общественном долге, пошёл уклон в личную жизнь, в семью. Хотя нынешняя молодежь гораздо более инфантильная, она сама хочет подольше оставаться в детстве, не хочет расставаться с ним. Для девушек это и неплохо: переход от кукол к ребёнку органичен; но вот юношей, готовых мужественно биться с жизнью ради семьи, ради будущего детей, не много. И, конечно, жаль несчастных родителей, вынужденных отдавать детей в садики: тем «продуктом», который они потом оттуда получают, они сами недовольны, пытаются перевоспитывать, наскоро и грубо, отношения с малышами становятся конфликтными, в семье растет напряжение… Избави боже

Р. Д.: Большая Русская семья как ничто другое свидетельствует о праведном образе жизни. Вы шли по этому пути, несмотря ни на какую мерзость «общественного мнения», вопреки неблагоприятным условиям, на которые обрекается многодетная семья.

Надо полагать, что не более, чем один человек на сотню обладает такой независимостью, как Вы. Прочим же нужны «благоприятные» или побудительные условия, как то: надлежащая окружающая обстановка, государственная поддержка. Ведь большинство из нас, даже изрядно взрослых, до сих пор не чувствуют себя хозяевами своей судьбы.

Треклятое «общественное мнение» даже в наше время, все-таки, требует от женщины иметь хотя бы одного ребенка. Что-то ещё осталось позорящее в глазах людей в отношении женщины, совершенно забывшей свой долг. Стало быть, силу этого мнения можно обратить нам на пользу, заставив его работать так, как оно работает, скажем, в среде религиозных людей, где малодетная семья воспринимается с недоумением, а то и презрением. Как вы полагаете использовать силу, давление «общественного мнения»?


А. С.: Я много думал над причинами депопуляции белой расы.

Полагаю, что общественное мнение – важнейший рычаг, который мог бы развернуть нашу ужасную ситуацию в обратную сторону, остановить вырождение и вымирание.

Помните, я уже не раз говорил: всё дело в приоритетах. В иерархии ценностей. А ценности и приоритеты существуют не где-нибудь сами по себе, а только в головах людей.

Люди забыли самые простые истины, о которых им никто не напоминает: дети важнее всего на свете, дети милее всего на свете, дети – главный смысл жизни. Ни творчество, ни борьба, ни любовь не заменяют их, ибо если нет детей – значит, нет будущего, а значит, бессмысленно всё: и творчество, и борьба, и любовь! Куда мы денем плоды творчества, борьбы и любви, если на смену нашим поколениям придут поколения других народов и рас?! Разве это не самое жестокое издевательство над смыслом нашей жизни – отдать плоды всех наших трудов не собственным наследникам, а чужакам, которые ничего для нас не сделали?!

Всякий другой смысл жизни – он из головы, то есть высосан из пальца. Его можно философски уничтожить в два счета. И только этот, главный, данный самой природой смысл жизни нельзя ни осмеять, ни поставить под сомнение.

Дети – это ещё и главная радость в жизни (конечно, и тревога, а то и боль тоже: но ведь всё равно – главное оно и есть главное).

Больше того: дети – это единственное оправдание и обоснование брака. Разве с любимым человеком нельзя жить и просто так? Сегодня – с одним любимым, завтра – с другим… И наоборот: если нет детей, какой же смысл всю жизнь проторчать возле одного человека, который далеко не всегда с возрастом меняется к лучшему? Именно дети цементируют брак, придают ему высший смысл, превращают в Брак с большой буквы из простого сожительства. Вот вы спрашивали меня о 40-50-летних мужчинах, что им делать, куда податься. А было бы у них, как у меня, по шестилетнему, а лучше по новорожденному сыну на руках, небось не задавали бы лишних вопросов.

Я говорю безумно простые вещи, простые и вечные, как сам человек. Ничего нового. Ничего сложного. Ничего ложного. Как говорил ещё Шатобриан (и любил повторять Пушкин): «Нет счастья вне проторённых дорог»!

Но мы так далеко зашли в сторону от прямого пути истины, что эти простые и надёжные вещи оказались забыты или осмеяны, поставлены под сомнение. Конечно, нужна определённая твердость, чтобы вернуть мозги человечеству на место! Нужна смелость, даже чтобы просто назвать вещи своими именами. Ну, а мы-то на что? Или нам смелости занимать?!

Для этого надо владеть электронными СМИ страны. А для этого нужна власть.

Дайте русским власть! Дайте власть именно нам! Мы поставим всё с головы на ноги в этом перевернутом мире!

Р. Д.: С приходом националистов к власти – что будет предпринято по решительному восстановлению и преумножению Русского народа со стороны государства? Будем ли мы стремиться к 500 миллионов Русских, о чем мечтал, скажем, Д. М. Менделеев в позапрошлом веке?

А. С.: Будем. Но ответ на ваш вопрос настолько обширен, что в деталях его обсуждать нет места, а без деталей – нет смысла. Могу сказать одно: ситуация чрезвычайная требует чрезвычайных мер.

Р. Д.: Межрасовые браки, полагаем, начисто отвергаются Русскими националистами?

А. С.: Да. Само собой разумеется.

Р. Д.: Для националиста естественна гордость чистотой крови своего народа. Некоторая уступка обычно делается в отношении брачных связей с родственными народами – белорусами, украинцами. А дальше? Каков Ваш взгляд на кровные связи с другими славянами, с западно-европейцами?

А. С.: А зачем они нам нужны? Разве они лучше нас генетически? У нас своих носителей хорошего генофонда немало. Хотя я бы обязательно учредил Банк русской спермы от лучших русских людей, наиболее одарённых в том или ином отношении.

Смешанные браки вредны во всех отношениях. И для личности, и для нации.

Вступая в смешанный брак, личность не может хотя бы подсознательно не чувствовать, что предаёт свою нацию, свой народ. И всегда делает это как бы назло своему внутреннему национальному инстинкту. И будет жить потом всю жизнь с этим чувством, чувством вины, комплексуя и выталкивая его в агрессивные выходки, как правило, против своего же народа. Отстаивая свое якобы «естественное право» – трахаться, с кем хочется или с кем приходится.

Далее. Любой смешанный брак поселяет в душе последующего ребенка раздвоенность. «Кто я?» Начинается кризис идентичности. Где гарантия, что он разрешится в русскую пользу? В случае с украинцами (малороссами) и белорусами мы ещё сможем объяснить малышу, что он так и так русского рода. А если один из родителей – болгарин? Я знал такого, он был циник, знал хорошо русскую литературу, историю, но был как бы отстранён, ироничен; прекрасно понимал, что болгарам нечем кичиться перед русскими, но все ж – там Европа, а тут Азия-с. Ну, болгары – ладно; хоть не враги. А если брак русско-польский? Русско-немецкий? Тогда как? А если у родителей пошли нелады, и ребёнку надо принимать чью-то сторону? А вспомните детей испанских коммунистов? Хоть выросли в России, а при первой возможности уехали в Испанию и детей полурусских-полуиспанских увезли.

Вообще, в расовом отношении итальянцы, испанцы, южные французы немногим лучше тех же евреев (большая часть собственно италиков, жителей Апеннинского полуострова – потомки вовсе не римлян, а сирийских семитов; в крови испанцев со времён мавританского владычества тоже есть «чернила» и т.д.). Зачем же с ними смешиваться? Вместо того, чтобы культивировать лучшие свойства собственной породы – ставить сомнительные эксперименты с непредсказуемым исходом?

Нет уж, не надо.

Им-то на Западе, конечно, нужна свежая кровь, они испоганили, извратили своих женщин до полного отвращения, для них русские бабы неиспорченные – как манна небесная. А нам-то всё это зачем?

Я лично знаю немало первоклассных (биологически) русских женщин, которые повыходили замуж за голландцев, немцев, французов. Но я их не уважаю и им не завидую: продались за комфорт. И как они там живут, не знаю и знать не желаю. Слабые души. Отрезанные ломти. И дети их никогда уже не будут русскими, хотя и не станут совсем настоящими голландцами, немцами или французами. Разве в третьем поколении.

Куда ни кинь – всюду клин: одна только порча наций с той и другой стороны. А для нас, русских – однозначно потеря в любом случае.

Обидно одно: отличные молодые русские бабы вхолостую живут, не имея подходящей пары. С тоски и за границу замуж выходят, а то и на панель идут. Так что мой совет 40-летним мужикам, не нашедшим себя в первом браке или исчерпавшим его позитив, остаётся в силе.

Р. Д.: Есть любопытная наука евгеника...

А. С.: Есть такая наука. Но она требует профессионального обсуждения. Поясню примером.

Рассматривая собрание портретов эпохи Николая Второго, я обратил внимание, что почти весь высший свет (мужчины) – придворные, генералитет, по большей части высшее духовенство, вообще знать – представлен, в основном, долихокефалами, то есть особями с удлинённой формой черепа: высокие лбы со впалыми висками, длинные носы, длинные уши, длинные подбородки (еще удлинённые бородами и бакенбардами). Такая вот порода.

А рассматривая «высший свет» сталинской эпохи, напротив, обратил внимание, что он почти полностью представлен брахикефалами – «круглоголовыми». Полководцы, маршалы, высшие партийные и хозяйственные чины – почти все они круглоголовые. Низкие лбы, широкие скулы, крутые подбородки. Другая порода.

Факт налицо. Как когда-то на острове Пасхи, по утверждению историков-археологов, «длиноухие» были побеждены «короткоухими», так в России в 1917-1921 гг. «круглоголовые» победили и свели с лица земли целую породу – «длинноголовых».

Факт-то налицо, да вот как его трактовать?! Хорошо это для нации или плохо? Чем, скажем, круглоголовые маршалы Жуков или Ворошилов хуже длинноголового главнокомандующего великого князя Николая Николаевича? Или чем круглоголовый управделами ВКП(б) Маленков бестолковее длинноголового министра двора Адлерберга? Чем, наконец, круглоголовый предсовмина Хрущёв глупее длинноголового премьер-министра Штюрмера? И т.д.

Профессионал, наверное, ответит на все эти вопросы. А я – не могу, а потому не стану.


Послесловие «Русского Дела»:

Мы были впечатлены беседой. Первые люди в нашем Движении действительно увлекают за собой не только пламенными речами, но и примером своей личной жизни. У ближайшего соратника А.Н. Севастьянова сопредседателя НДПР С.Н. Терехова – трое детей, столько же и у бывшего сопредеседателя партии Б.С. Миронова. Образцом для подражания выступают и зарубежные руководители Белого Сопротивления. Так, у Ника Гриффина, председателя Британской Национальной партии – 4 детей, у предводителей американского сопротивления Дэвида Дьюка и Кевина Строма – по трое...

Можно, конечно, было бы задаться вопросом: что приходит вначале – заведение большой и дружной семьи и затем посвящение себя борьбе во имя их будущего или же осознание того, что мрачное будущее европейских народов невозможно исправить без призвания в жизнь полноводного потока новых поколений? Но, похоже, это будет уже досужим любопытством...

Мы приглашаем читателей к продолжению беседы. Пишите на:


и ваши вопросы будут переданы А.Н Севастьянову.

Примечание: в целях защиты узла адрес представлен не в виде ссылки; напечатайте его в адресной строке составляемого письма вручную.


Размещено: 27 июня 2005 г.
Источники: собственные.
Постоянная ссылка: RusskoeDelo.org/novosti/archive.php?ayear=2005&amonth=june#27_06_2005_01.




    Рассылка «Русского Дела». Подписываться здесь.




МЫСЛИ И ПОГОВОРКИ БЕЛОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

В нижеследующей короткой подборке мы сделали упор на зарубежную национал-освободительную мысль. Высказывания Русских патриотов представлены реже из предположения, что они хорошо знакомы читателям.

Происхождение выражений, ставших «крылатыми», не всегда прослеживается; иногда они представляют собою безымянные поговорки. Большинство высказываний все же имеет авторсто, и оно указано в скобках.

Льстим себя надеждой, что мудрость нашей расы не только доставит вам приятное чтение, но и вселит в Вас уверенность и побудит к участию в разворачивающейся борьбе со всемирным злом – за Правду, за Народ, за Отечество. Как говорится: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными»!



«Самый большой подарок, который кто-либо может получить в жизни – это родиться Белым человеком.»

«Нетерпимость есть способ защиты всякого живого существа против одолевающих его паразитов.»

«Толерантность равна самоубийству.»

«Человек может быть лишён чувства национализма лишь в двух случаях: если у него нечистая кровь или у него нечистая совесть.»

«Расизмом называется ненависть к черным, азиатам и прочим в большей степени, чем они того заслуживают.»

«Расист – это человек, который верит в историю, генетику и своим глазам.»
(Том Андерсон, амер. издатель, 1970)


«Верь своим очам, а не жидовским речам!»
(Русская поговорка)


«Утверждение, что расы равны, есть оскорбление для Белых людей»
(Маттью Хейл, предводитель Движения «Созидание»)


«Все грехи, которые совершали Белые люди, встречаются и у других народов. Только наши достижения присущи единственно нам.»
(Боб Уитакер, соврем. амер. писатель)


«Антисемитизмом называется нетерпимость к евреям свыше того уровня, который считается естественнным.»

«Евреи бюрются с нами гораздо более успешней, чем любая вражеская армия. Они в сто раз более опаснее для наших свобод и того дела, которое мы отстаиваем.»
(Джордж Вашингтон, первый президент США, 1789-1797)


«Право народа уничтожить своих угнетателей не подлежит большему обсуждению, чем право повесить вора или прихлопнуть тлю.»
(Джон Адамс, второй президент США, 1797-1801)


«Восстание против угнетателей есть дело, угодное Богу.»
(Томас Джефферсон, третий президент США, 1801-1809)


«Дерево свободы должно время от времени поливаться кровью патриотов и угнетателей.»
(Томас Джефферсон)


«Избави нас Бог когда-либо прожить хотя бы двадцать лет без вооруженного восстания.»
(Томас Джефферсон)


«Власть исходит не от народа, а из дула винтовки.»

«С тем же успехом, с каким вы надеетесь, что волшебник вспашет вашу землю, а ветер засеет ее, – с тем же успехом вы можете сидеть и ждать, когда к вам придет свобода.»
(Томас Дэвис)


«Давать правительству деньги и власть – все равно, что дать подросткам виски и ключи от машины.»
(П. О’Рурке)


«Когда я слышу, как люди говорят о «либеральных идеях», я всегда поражаюсь, насколько им нравится обманывать себя пустыми звуками. Идея никогда не должна быть либеральной. Она должна быть решительной, основанной на действительности и не иметь двойных толкований. Тогда она сможет выполнить свое предназначение. Пусть либеральные взгляды пребывают в области чувств – там им единственное место.»
(Иоганн Вольфганг Гете, нем. поэт)


«Либерализм – это болезнь, которой подвержены исключительно Белые люди.»
(Алекс Линдер, соврем. амер. писатель)


«Политическая корректность есть разновидность фанатизма, исповедуемая трусами.»
(Джеймс фон Брюнн)


«В «ненависти» и «нетерпимости» обычно обвиняют тех Белых людей, чей разум евреям не удалось выхолостить.»
(А. Линдер)


«Против вражьей лжи ухо востро держи.»
(Русская поговорка)


«Правда по своей природе – антисемитична»
(Луис Бим, разработчик основ Белого сопротивления)


«При подлинной демократии меньшинства не могут господствовать.»

«Когда исчезает отличие между исконным жителем страны и пришедшим в нее чужеземцем, тогда народ такой страны перестает существовать.»
(А. Линдер)


«Государство без своего народа – ничто: оно словно безжизненный призрак, напоминающий бродячих цыган и странствующих евреев.»
(Фридрих Яан)


«От женской испорченности происходит смешение рас; от расового смешения происходит забвение рода; от забвения рода исчезает понимание мироздания, и это – источник всех зол.»
(Древняя поговорка ариев)


«Если вы преклоняетесь перед своими врагами, то вы побеждены. Если вы начинаете воспринимать вражеские взгляды, то вы – порабощены. Если вы смешиваетесь со своими врагами, то вы – уничтожены.»
(Эрик Томсон)


«Если наши здания, дороги и железные пути развалятся, мы сможем их отстроить. Если наши города будут разрушены, то на их руинах мы возведем новые и еще более величественные. Даже если наша военная мощь окажется сокрушенной, мы сможем вырастить сыновей, которые вернут силу нашей армии. Но если кровь нашей Белой расы окажется загрязненной от смешения с африканской кровью, то все величие Соединенных Штатов будет уничтожено и все надежды на будущее исчезнут навсегда.»
(Теодор Бильбо, амер. сенатор, 1947 г.)


«В Соединенных Штатах просто недостаточно евреев, чтобы они могли устроить весь происходящий там бардак. Объяснение должно быть в наличии большого числа белых предателей.»

«Пусть звание «предатель своей расы» станет самым позорным из всех, которые могут достаться человеку. Пусть оно будет ужасающим, как укус гремучей змеи. Пусть его постоянно слышат наши враги, пусть оно будет написано на их жилищах, нацарапано на их могильных камнях. И для тех, кто заслужит это звание, пусть оно станет смертельнее самого сильного яда.»
(Луис Бим)


«Кто Родиной торгует, того кара не минует.»
(Русская поговорка)


«Законы природы всегда были жестокими, и руки человека, даже если он создает и защищает благороднейшую из цивилизаций, должны быть навечно в крови. Ибо в этом мире выживает только сильный и решительный народ. Слабые же, особенно слабые духом – те, кто лепечут о братстве и мире – являются биологическими вырожденцами и обречены вымереть.»
(Ревило Оливер, амер. философ, 1908-1994)


«Вселите в человека дух к борьбе, прежде чем вы поведете его на борьбу.»

«Тот, кто сказал, что перо могущественнее меча, очевидно, никогда не имел дело с автоматическим оружием.»

«Пуля, выпущенная в правильном направлении, способна изменить ход истории.»

«Приходит время в жизни каждого мужчины, когда он должен поплевать на руки, поднять черный флаг и начать резать глотки.»
(Генри Менкен, амер. издатель, 1880-1956)


«Успех улыбнется тому, кто полон решимости умереть с достоинством, когда уже нет возможности с достоинством существовать.»
(Фрэнсис Йоки, амер. писатель, середина 20 в.)


«В грядущей войне вашим знаком отличия будет цвет вашей кожи.»
(Джордж Линкольн Роквелл, основатель послевоенного Белого движения в США)


«Сражение выигрывает тот, кто твердо решил его выиграть»
(Лев Толстой)


«Действительность отступает перед силой железной воли.»

«Ни одно дело не проиграно, пока хотя бы один человек сражается за него.»

«Если вам что-то нужно – так сражайтесь за это!»

«Бить, так добивать, а не добивать, так и не начинать.»
(Русская поговорка)



Размещено: 21 июня 2005 г.
Источники: собственные.
Постоянная ссылка: RusskoeDelo.org/novosti/archive.php?ayear=2005&amonth=june#21_06_2005_01.




    Рассылка «Русского Дела». Подписываться здесь.




КТО СУМАСШЕДШИЙ?

Угнетающие нас перемены давно уже надлежит выводить из торжества мракобесия и безумия над здравым смыслом в головах людей. Мышление современного человека все более пропитывается невозможными для правильно работающего разума установками: ложь есть правда, вырождение – это прогресс, безнравственность – есть просвещенность, пособничество врагу – добродетель, а измена своей стране – заслуга перед человечеством.

Разумеется, когда такая извращенность навязывается как образец сознания, то здравомыслие становится относительно нее «отклонением». Перекладывая со своей больной головы на здоровую, враг выставляет честное, независимое мышление как свидетельство фанатизма, навязчивых страхов (ксенофобии, мигрантофобии, этнофобии) и прочего из длинного списка душевных расстройств.

И так происходит повсюду, куда дотягивается длань нового мирового порядка...

В один из дней апреля 2005 года член новозеландского парламента от Трудовой партии Джон Тамиер в беседе с газетчиками высказался в сердцах: «Мне осточертело слушать о том, сколько там евреев было удушено газами».

Джон Тамиер
Больше он ничего не сказал, но земля под ним закачалась. На народного избранника посыпались проклятия со стороны как правительства страны, так и «международных кругов».

Премьер-министр Новой Зеландии Хелен Кларк назвала слова Тамиера «глубоко оскорбительными для... новозеландцев». «Эти утверждения также оскорбительны и крайне неприемлемы для Трудовой партии», – добавила она. Поскольку Тамиер не собирался отрекаться от сказанного, Кларк как товарищ по партии с готовностью сама произнесла обязательное в подобных случаях раскаяние: «Боль, причиненная этими бездумными словами еврейской общине и другим лицам, пострадавших во время холокоста, глубоко переживается Трудовой партией».

Все это было крикливо, предсказуемо и малоинтересно. Самобичевание Кларк показывало лишь (для тех, кто не догадывается), что, конечно же, не Трудовая партия является правящей в стране, но некая закулисная сила, перед которой нужно держать ответ.

Закулиса не заставила себя долго ждать. На слова Тамиера последовала «гневная отповедь» со стороны Эфраима Зурофа, израильского руководителя Центра Визенталя. Он сказал, что непонимание значительности холокоста делает члена парламента непригодным для политической должности.

Выволочки политикам и даже отстранение их от службы за выражение своих мыслей стали довольно обыденными при современной лже-демократии. Можно было бы и не тратить слов на это позорище. Но дальше представитель подлинно правящей партии ввернул кое-что новенькое:

«Представляется, что депутату Тамиеру необходима срочная помощь психолога с тем, чтобы была увеличена его способность воспринимать печальную историю и жизнь на земле в течение прошедшего столетия – что составляет необходимое требование ко всякому, кто желает быть народным представителем. В этом отношении, «утомление холокостом» – есть просто новая разновидность умственного расстройства – обстоятельство, которое должно исключать нахождение на общественной службе.»

До психушки дело не дошло, но Тамиер не был допущен на очередное партийное заседание, а затем был отправлен «в долгосрочный отпуск». Возможно, только депутатская неприкосновенность заслонила его от худшего...

*     *     *

Намеки на умственное растройство у тех, кто не пропитался безотчетной любовью к инородцам, звучат не только для красного словца. Понемногу власти начинают соблазняться возможностью бороться с такими людьми с помощью психиаторов.

В апреле этого года во Флориде судили Джеральдин Баллард за то, что она нелицеприятно высказалась о семействе неких Грин, шедших мимо ее дома по пути в их еврейский «земляческий» центр. Под уголовное преследование «антисемитские» высказывания Баллард не подпадали, видимо, из-за отсутствия свидетелей, а она сама начисто отрицала, что произнесла что-либо. Но не отпускать же кого-то с миром, когда есть подозрение на «ненависть» и «нетерпимость»?

И был суд, и было наказание. Оно было изобретательным и разнообразным. Самым простым в нем было взыскание с Баллард судебных издержек и запрещение ей всякого общения с «пострадавшими» Гринами.

Но далее ей было вменено отработать 50 часов на общественных работах либо один раз посетить музей холокоста по своему выбору: расположенный в ее городишке, или в крупном флоридском городе, или же в самой столице – Вашингтоне.

Наказание посещением музея холокоста само по себе примечательно, но все-таки и оно не было вершиной судейской мысли. Бедную Баллард обязали пройти врачебное освидетельствование на предмет ее «умственного здоровья»!

Кто бы мог подумать, что советские психушки для инакомыслящих остались в прошлом? Их, может быть, даже не существовало вообще, но в свое время из-за них США шли крестовым походом на нашу страну. И вот теперь понемногу сами входят во вкус... Впрочем, лицемерие – это вторая сущность Америки и тех, кто ею погоняет.

Предписание о психиатрическом освидетельствовании в обществе выродившейся демократии звучит достаточно серьезно. Невыполнение его немедленно поведет к уголовному преследованию и к наказанию уже другого рода.

*     *     *

В третьем случае слегка задетыми оказались не евреи, а их цветные подопечные, также пользующиеся особыми правами в странах с европейским населением. Несмотря на известную сплоченность в отстаивании общих интересов, оба отряда привилегированных не очень ладят между собой: их взаимотношения неискренни, неестественны и достаточно натянуты – проще говоря, избранный народ презирает цветных, как и всех вокруг кроме себя. Но черные, желтые и им подобные выполняют сейчас важнейшую роль разрушителей Белой цивилизации и потому до поры до времени они пользуются покровительством хозяев мира сего и считаются неприкосновенными.

В июне в южно-германском городе Аугсбурге руководство местного зопарка придумало одну веселую и довольно показательную затею. Было решено создать в зверинце подлинный уголок Африки и выставить на обозрение вместе со слонами и носорогами живых негров – показать посетителям, так сказать, «естественную среду обитания» животных.

Черным предстояло обитать в тростниковых хижинах, носить набедренные повязки из травы, плести корзины, устраивать ритуальные пляски и вообще изображать «африканскую деревню» в двух шагах от четвероногих обитателей саванны.

Казалось бы, что за грех? В США, в Вирджинии, есть музеи, посвященные временам борьбы за независимость страны и там гостей встречают люди, одетые в наряды тех лет и занятые трудом, обычным для той поры. На Кубе приезжих водят в керамические мастерские, где местные умельцы показывают как испокон веков вручную из глины на гончарном кругу создавалась домашняя утварь. В музеях Суздаля можно увидеть Русских женщин, одетых в народные одежды и прядущих пряжу либо ткущих полотна.

То есть, для здравого смысла в создании исторической обстановки нет ничего предосудительного. Но когда дело доходит до особо охраняемых меньшинств, то здравомыслие давно уже не принимается в расчет.

Задумка руководства немецкого зоопарка была названа либеральными вырожденцами «безумием в Аугсбурге», и, конечно же, стали раздаваться требования ее отмены.

(Те, кто еще может выдержать общечеловеческое нытье, приглашаются читать дальше.)

Недостатка в либералах, почувствовавших себя лично задетыми случаем в зоопарке, не было. Один из них, «историк» Норберт Финцш из Кельна заявил: «Идея [зоопарка с черными] – прямое следствие 40-летней германской колониальной политики и 12-ти лет национал-социализма. Цветные люди до сих пор рассматриваются как недочеловеки в царстве зверей». (Не всякий Белый националист может так отчеканить мысль. У либералов иногда и не такое срывается с языка. Утечка подсознания, так сказать.)

Еще одно научное светило, некая Пегги Пише, от имени кафедры «Изучения черных европейцев»(!) университета имени Иоанна Гутенберга высказалась так: «В наше время, когда африканская бедность и африканские успехи находятся на устах у всех – от президента Буша и Тони Блэра до рок-музыкантов, – мы не должны позволять эксплуатировать людей с черным цветом кожи подобным образом».

На руководителя зоопарка Барбару Янцке обрушилось обычное в таких случаях «давление» с целью заставить ее отказаться от показа негров в их естественном состоянии. Но она без всякой коленной дрожи с достоинством ответила, что ее заведение – «именно то место, где можно передать экзотичную обстановку». И, чтобы отбиться от общечеловеческих мух, она сослалась на одного из тех, кто придумал мероприятие – «настоящего африканца с черной кожей».

Но если один негр не видит ничего необычного в создании себе родного уголка на европейской чужбине, пусть даже и в клетке зоопарка, то другого негра – по имени Томас Одамоу – познавшего уже, несомненно, вкус спекуляций на особом положении меньшинств, аугсбургское начинание задело за живое. Его слова показывают, насколько хорошо он освоил язык либеральных проходимцев: «Африка – гораздо больше и сложнее, чем просто саванна и дикие племена. Посетителям навязывают стереотипы и им пытаются внушить совершенно неправильное представление [о Черном материке]. Я полагаю, что в следующий раз негров попросят продеть кости через свои носы.»

Этот красноречивый Т. Одамоу – предводитель «землячества» выходцев из Ганы, обосновавшихся в Баварии. И то, что общины африканцев стали возможными в Европе, и есть настоящее безумие, вырождение, и надругательство над колыбелью нашей цивилизации.

... Если вам доведется оказаться в парижском Диснейленде, то не упустите возможности обратить внимание на разыгрываемые там представления и на занятых в них местных негров, одетых в наряды Золушки, ее Принца и других сказочных европейских героев. Такие явления чернокожих народу – «политкорректны» и нареканий не вызывают.

Наверняка вы будете в этом парке с детьми, так что укажите им на обезьяннего вида Белоснежку или на Буратино с широким приплюснутым носом и толстенными губами. Объясните детям особенности общечеловеческого разврата и обмана. Такие уроки хорошо западают в детскую душу и имеют несравненное воспитательное значение.

А вообще-то, давно пришло время Белой революции...


Размещено: 15 июня 2005 г.
Источники: Jerusalem Post, WFTV, Scotsman, собственные.
Постоянная ссылка: RusskoeDelo.org/novosti/archive.php?ayear=2005&amonth=june#15_06_2005_01.




    Рассылка «Русского Дела». Подписываться здесь.




«СІОНІЗМ – НАЙБІЛЬША ЗАГРОЗА СУЧАСНІЙ ЦИВІЛІЗАЦІЇ»

3 июня сего года в Киеве проходило Международное Совещание по противодействию сионизму. Оно рассматривалось как «закрытое», но разумеется, о нем узнали многие. Тому способствовала не только важность обсуждаемых на Совещании вопросов, но и стоны и вопли, поднятые украинской еврейской общественностью и подхваченные ее соплеменниками за рубежом.

Полным названием Совещания было: «Диалог цивилизаций: сионизм – самая большая угроза современной цивилизации». Принимавшей стороной выступила «Межрегиональная академия управления персоналом» – крупнейший частный ВУЗ Украины, которым заведует бесстрашный Георгий Щекин.

Д.Дьюк, Г.Щекин, И.Шамир
Совещание, конечно, не было встречей Белых националистов, на которой царило бы чувство общности судьбы и подлинного братства. Это была встреча тех, кого мало порой что объединяет в жизни, кроме неприятия сионизма. На совещании были послы Палестины, Сирии и Ирана на Украине. Россия была представлена ученым С. Кара-Мурзой. От Соединенных Штатов присутствовал известный борец с еврейским фашизмом, руководитель организации «За Европейско-американское единство и права» Дэвид Дьюк. Всего были представлены 26 стран. Был даже гость из Израиля – порвавший с иудаизмом и принявший христианство И. Шамир.

Разумеется, самыми многочисленными участниками Совещания были юные учащиеся Академии.

Охраняли собравшихся киевская патриотическая молодежь и вполне дружелюбная местная милиция. Охраняли хорошо: представитель общечеловеческой печати, пытавшийся пробраться на Совещание, был разоблачен, а когда он стал требовать доступа в помещение на основании «свободы информации», то был выдворен вон. Впрочем, соплеменники журналюги утверждают, что тот был «жестоко бит» и даже ссылаются на неназываемых свидетелей.

Враг назвал Совещание «лженаучным», Академию – «рассадником межнациональной розни и филиалом Ку-клукс-клана», а ее руководителя Щекина – «лжеакадемиком». Досталось и Киеву, который из-за Совещания «превратился на один день в центр мирового расизма».

Под конец Совещания начались забавные вещи. Некоторые участники его начали призывать к выдворению евреев с Украины на их историческую родину, то есть, вопреки повестки дня стали отстаивать идеи сионизма. А освещавшие из подворотни встречу либеральные журналюги подняли крик о наступающем сталинизме, вспомнили «дело врачей» и были вне себя от намерения отправить соплеменников на землю обетованную – то есть повели себя как оголтелые антисионисты.

... Когда 8 июня в Испании, в Кордобе, откроется Международная конференция по борьбе с антисемитизмом, Украине припомнят нынешнее Совещание. Испанскую конференцию проводит мракобесная ОБСЕ, и враг уже обещает, что Украине там покажут ее место: «не в центре Европы, а на ее задворках».

Выступления участников Совещания в Киеве, звучавшие по-украински и по-арабски, пока не переведены и не обнародованы. (Любопытно, были ли в них анти-русские заявления? Поскольку встречу проводили далеко не одни Белые патриоты, то надо полагать, что были... ) А из короткой речи Дьюка мы предлагаем следующие отрывки:

«Многие американцы выступают против своего правительства, в котором они видят не только угрозу всему миру, но и их собственной, дорогой их сердцу стране и своему народу.

Воистину, не только палестинцы испытывают на себе сионистскую оккупацию. Кроме Палестины под пятой сионистов находятся Америка, Британия и многие другие страны мира. Мы должны бороться с сионистским игом, если хотим стать свободными!

Не один лишь Западный берег реки Иордан в Палестине захвачен иудо-фашистами. Точно так же ими захвачен левый берег реки Потомак в Вашингтоне [где находится Белый Дом], оба берега Темзы [в Лондоне], точно так же ими захвачены берега рек, проходящих через столицы едва ли не всех европейских стран.

Еврейский фашизм, использующий в своих целях американскую военную мощь, являет собою угрозу не только странам мира, но и народу самих Соединенны Штатов. И я приехал сюда как американский патриот, требующий свободу для моего народа, а равно свободу для всего мира.

Сионисты хотят ни много ни мало как подчинить себе весь земной шар. И они предвкушают приближение чудовищного столкновения цивилизаций – того, что они между собой называют Четвертой мировой войной. На нас лежит священный долг перед человечеством и перед нашими собственными народами бороться с еврейским фашизмом и глобализом. Наш долг перед нами самими и перед нашими детьми – обрести свободу!»

«Все, что случается в политике, происходит согласно заранее намеченному плану», – сказал однажды американский президент еврейского происхождения Ф. Рузвельт. Ту же мысль проводил в своей речи на Совещании израильтянин И. Шамир, как бы «из первых рук» предупреждая славянские народы о нескончаемых кознях против них Запада, погоняемого, в свою очередь, мировым сионизмом. Об этом хорошо бы помнить украинцам, устремившимся очертя голову в заманчиво открывшиеся для них Европу и НАТО.

Выступление И. Шамира приводится с легкими сокращениями (мы полагаем, он из тех евреев, кто говорит правду на девять десятых ради того, чтобы в одной десятой протащить ложь – которую мы не собираемся воспроизводить):

«Название конференции – «сионизм как угроза миру» – может показаться преувеличением. Мне многие говорили об этом. Ближневосточная проблема – конечно, но угроза всему миру? Я был бы рад, если можно было бы говорить о сионизме как о нашей локальной проблеме. Но – не получается. Гулял я несколько дней назад по старому Иерусалиму, и на римском кардо, в сердце города увидел огромный, в человеческий рост семисвечник чистого литого золота. Этот семисвечник, весящий не один десяток килограмм, и значит, стоящий не одну сотню тысяч долларов, был пожертвован украинским гражданином Вадимом Рабиновичем.

Плохо, что из бедной Украины выкачивают деньги, которые могли бы послужить украинцам, и перекачивают в богатую и процветающую страну. Но действительность куда хуже: семисвечник был пожертвован вашим Рабиновичем не в фонд озеленения Иерусалима, но подарен самой экстремистской и фундаменталистской еврейской организации, которая начертала на своих знаменах цель – разрушение иерусалимских мечетей и строительство на их месте иудейского храма. Этот семисвечник предназначен стоять на руинах мечетей. С тем же успехом Рабинович мог бы подарить роскошный надгробный памятник – живому человеку. Ведь его семисвечник – это надгробный памятник для миллионов живых людей, потому что разрушение мечетей приведет нас к страшной войне, которая наверняка охватит Ближний Восток, а затем и весь мир. Поэтому сионизм – действительно опасная угроза миру.

Особенно опасным его сделала приватизация. Если бы украинское народное хозяйство не было приватизировано, Рабинович не смог бы своим подарком приблизить региональную, а может, и мировую войну. Такая же приватизация прошла в России, и оттуда олигархи тоже понесли капиталы ЮКОСа, созданные трудом советских людей, к нам в Израиль. Если бы они же не приватизировали СМИ, люди могли бы узнать о грозящей им опасности. Недаром главный союзник и опора Израиля, Соединенные Штаты, требуют полной приватизации СМИ и всего народного достояния Руси.

Но в мае 2005 выяснилось, что сионисты приватизировали не только нефтяные скважины, но и завоеванную страшной ценой победу наших отцов в Великой Отечественной войне. В то время как русские (уж простите меня, но я считаю украинцев и белорусов такими же русскими, как поморов и сибиряков) праздновали 60-летие победы, президент Буш, тактичный, как всегда, поехал в Тбилиси, и практически приравнял Советский Союз к нацистской Германии, когда он осудил Рузвельта и Черчилля за их подпись под Ялтинским договором.

Эту мысль подхватили английские и американские газеты. Журнал «Экономист» (от 7 мая сего года) осудил вас за то, что вы не каетесь за грехи Советского Союза, за казни в Катыни, за зверства по отношению к мирному германскому населению, совершенные Красной армией во время похода на Берлин, за пакт Молотова – Риббентропа, то есть за воссоединение Западной Украины с Украиной Восточной. Германию журнал похвалил: она покаялась и построила новый мемориал холокоста в Берлине.

Если для нас, и для всех советских людей, главным в войне был героизм наших отцов, то на западе тема холокоста полностью заслонила и Сталинград, и Брест, и бои за Киев. Там господствует странный пересказ событий второй мировой войны, в центре которого стоит судьба еврейского народа: Гитлеровцы решили, по их версии, уничтожить весь еврейский народ от мала до велика; для этого-то они и воевали со всем миром. А мир не заботился о судьбе евреев, и хладнокровно взирал на их гибель. Тем не менее произошло чудо, казалось бы погибшие евреи спаслись и создали свое государство. А с нашей, русской точки зрения, Советский Союз не «хладнокровно взирал», но обливался кровью своих лучших сынов; война шла не за и не из-за евреев, но Россия заслужила их вечную благодарность, поскольку спасла от верной гибели.

Хотя сионистские [летописи] плохо согласуется с основными фактами истории, но их активно навязывают многие еврейские журналисты и владельцы СМИ в Америке, Европе, а сейчас и в России и на Украине. В еврейском рассказе, ставшем официальной версией на Западе, Советский Союз отсутствует: даже американцы в нем появляются скорее как свидетели гибели, нежели как освободители, а уж героическая роль целиком отдана создателям Израиля.

В бесконечных коридорах холокост-мемориала «Яд ва-шем» в Иерусалиме советская армия даже не упоминается. Миллионы погибших русских солдат не вписываются в сионистский рассказ о еврейской трагедии, еврейском героизме и безразличии «гойского» мира. Средний американец, а в некоторой степени и европеец приняли эту еврейскую концепцию: ведь ее утверждают сотни фильмов, книг, газетных статей и памятников. Поэтому они с недоумением и раздражением отнеслись к проведенным в Москве и Киеве торжествам Победы. Для них первая половина года прошла бесконечным фестивалем Освенцима – туда слетались президенты и премьер-министры, там шло покаяние, как в прощенное воскресенье, об этом говорили и писали на Западе месяцами. А победа, была ли победа?

На западе, а тем более в Израиле, она приватизирована. 9 мая в Израиле говорили только о мужестве еврейских солдат, воевавших в рядах армий союзников, как будто они одни победили Германию. Израильская школьная программа вообще не относится к войне – только к гибели евреев. Вот до чего дошло незнание истории: моя знакомая русская студентка писала тезис о битве под Москвой, и заговорила об этом с израильскими студентами в Тель-Авивском университете.

– А кто, собственно, воевал под Москвой в 1941 году? – спросила израильская студентка. После недолгого молчания израильский учитель ответил: точно не помню, но по-моему, немцы воевали с китайцами.

И в Западной Европе война и победа полностью замещены темой холокоста. Это замещение произошло в результате смычки интересов сионистов и западных империалистов. Империалисты хотели отобрать у нас победу, и сионисты охотно помогли им – в своих собственных интересах. Сейчас они получают миллиарды долларов на этой теме, а героический подвиг наших отцов оказался забыт, он больше не защищает нас, как он не защитил мужественных сербов от натовских бомбардировок.

Для меня, жителя Яффы, городка на восточном берегу Средиземного моря, это напомнило нашу историю о Персее и Андромеде. Как вы помните по греческим мифам, однажды в Яффе завелся страшный морской дракон. Он угрожал городу гибелью, и требовал, чтобы ему отдали красавицу принцессу Андромеду. Ее приковали к скале, и тут прилетел Персей, великий греческий герой на своих крылатых сандалиях, вытащил из мешка голову Медузы Горгоны и превратил дракона в камень. Так Персей спас Андромеду.

А теперь представим себе, что победу Персея постигла та же участь, что и победу советского народа в войне. Через несколько лет после его подвига в Яффу прибывают эллины. Первым делом они видят огромный окаменевший скелет дракона – он и по сей день служит у нас волнорезом. Они спрашивают о нем, надеясь услышать хвалу Персею, а им говорят – да, это напоминает о страшной трагедии кузнечиков. Дракон, мол, ел и давил кузнечиков тысячами, и если бы не погиб, все бы кузнечики исчезли с лица земли. Вот у нас стоит памятник раздавленному кузнечику.

«А как же Персей?» – спрашивают греки. А им говорят: Персей сам раздавил немало кузнечиков; а когда он вытащил голову Медузы, то он не предупредил их и множество кузнечиков окаменело. И вообще, Персей был плохой человек – убил собственного отца, обидел старух, отобрав у них единственный глаз и даже Медузу убил вероломно, когда она спала.

Греки находят и спрашивают Андромеду – но ты, мол, помнишь, что тебя спас Персей? А она отвечает: Персей? Ему было наплевать на кузнечиков.

Вот такой сдвиг парадигмы произошел на западе. Восток празднует победу над драконом, запад оплакивает раздавленных кузнечиков. Наивные люди считают, что поклонниками раздавленных кузнечиков движет избыточное сострадание, и они рассказывают о своих трагедиях – страдали украинцы от голода, африканцы в рабстве и палестинцы под оккупацией. Вот и вы, украинцы, стали стоять навытяжку в память о голодоморе.

Но вы позабыли, что за каждым рассказом стоит и конкретный интерес. Не просто любовь к кузнечикам, или сострадание к ним движет западным империализмом и его сионистскими хозяевами дискурса. Им нужен рассказ о страданиях, если он играет им на руку. Украинский голод интересовал их, чтобы натравить украинцев на русских и развалить Советский Союз; рассказ о холокосте был нужен, чтобы вытеснить память о победе нашего оружия, а миф коммунистического холокоста – чтобы ликвидировать коммунизм и приватизировать народные богатства от Калифорнии до Сибири.

Одно время миф о «красных зверствах» был подзабыт, но, по мере того, как в России стали прижимать олигархов, ограничивать привилегии западных компаний, его живо вспомнили. Снова посыпались безумные преувеличения – кто и кого убил в товарных количествах. Эти мифы были опровергнуты людьми, которых в про-коммунистических симпатиях не обвинишь – упомяну хотя бы Кожинова и Куняева в его полемике с Глазуновым.

К сожалению, наши правые друзья в Америке, с которыми мы вместе боролись против вторжения в Ирак, не смогли удержаться, и когда Буш дал сигнал, они возобновили свои антикоммунистические и антирусские речи. Патрик Бьюкенен, известный противник сионизма и войны, вернулся к диатрибам своей молодости: «Не свобода победила во Второй мировой войне к востоку от Эльбы, но Сталин, самый мерзкий деспот века. Гитлер убил миллионы, а Сталин, Мао, Хо Ши Мин, Пол Пот и Кастро убили десятки миллионов. Ленинизм - это чума 20-го века».

После таких речей начинаешь сомневаться в зравом уме и в искренности Бьюкенена. В здравом уме - потому что на Кубе всего девять миллионов человек, а по его мнению Кастро убил десятки миллионов. В искренности – что стоит его антисионизм и борьба с еврейскими олигархами, если он хочет вернуть Кубу наследникам Мейера Ланского, главы мафии и хозяина Кубы до 1960 года?

И конечно, после таких речей не хочется каяться в договоре Молотова – Риббентропа. Америка и Англия оказались такими же отчаянными врагами России, что и Адольф Гитлер. До 1991 года наивные люди могли думать, что Англия и Америка – против коммунизма, но не против русских. Но с тех пор русские ликвидировали коммунизм, вывели войска из Восточной Европы, пожертвовали своими союзниками в Германии и Афганистане, демонтировали базы во Вьетнаме и на Кубе. «Ну теперь-то твоя душенька довольна?» – спрашивают русские, и слышат в ответ: покайтесь еще! Мало все еще проклятой бабе:

Покайтесь за Хатынь? Наших врагов не интересует судьба погибших поляков. Если бы волновала, они говорили бы и о тысячах поляков, вырезанных бандеровцами. Но это они не упоминают, потому что бандеровцы – их союзники в продолжающейся борьбе против русских. Им нужно восстановить и поляков против русских, снова превратить их в часть санитарного кордона на западных рубежах Руси.

Покайтесь «за зверства по отношению к мирному германскому населению, совершенные Красной армией во время похода на Берлин»? И мирное население Германии не интересует лондонских и вашингтонских лицемеров. По-прежнему стоит в Лондоне памятник «военному герою», а на самом деле военному преступнику генералу Харрису, на совести которого миллионы мирных немцев. Это он тщательно спланировал огненный смерч, сжегший сто тысяч немецких беженцев в Дрездене. По-прежнему американцы празднуют уничтожение Хиросимы и Нагасаки. Но они чисты – потому что построили мемориалы еврейского холокоста.

Нам равно жаль погибших евреев, немцев, русских и казахов. Расистская точка зрения, по которой только жизнь и смерть еврея важна, для нас неприемлема. Мой дядя Абрам погиб в 1941 на Черной речке, сражаясь за Ленинград, за наше общее дело, но в глазах сионистских идеологов он стал частью шестимиллионной еврейской жертвы на алтаре невидимого бога, и теперь его именем спекулируют те, кто стремится приватизировать победу и превратить в оружие против востока, против России, которую от защищал.

Украина стоит на границе востока и запада, и эта двойственность проявилась и во время второй мировой войны. Подавляющее большинство народа Восточной Украины стало на сторону Востока. Галиция породила Бандеру и дивизию СС «Галичина». Народы России и Украины простили галичанам, но сейчас эта дилемма снова стоит перед Украиной.

Украинские националисты сейчас наслаждаются неслыханной свободой. Они говорят речи, за которые в Европе, да и в России, мотают сроки по статье за разжигание национальной розни. Им даже позволяется свободно говорить о евреях, о самой табуированной теме на западе. Неудивительно, что от такой свободы у них вскружилась голова. Но посмотрим, что произошло в Хорватии. Там и положение, и история во многом напоминают Украину, точнее, Западную Украину. Пока от хорватов требовалось подорвать Югославию, национализм разрешался и поощрялся. Но когда Югославия была расчленена, хорватам живо показали их место. Националистов уволили, их газеты закрыли, а их гордые лидеры пошли просить прощения у евреев. Это суждено и украинским националистам. Их терпят как анти-русскую силу, но, когда им удастся вбить прочный клин между Русью Киевской и Русью Московской, и их функция будет исполнена, их руководители поползут на коленях в мемориал холокоста.

Когда вы решаете этот вопрос для себя, задумайтесь, важна ли для вас победа ваших отцов, что на ваш взгляд выражает суть второй мировой войны – памятник советскому солдату-освободителю с немецкой девочкой на руках – или памятник холокосту – гигантское скопление бетонных плит в центре Берлина. Первый путь ведет к духовному единению Востока, второй – к расколу Востока и покорению Украины.

Тем, кто хочет идти вторым путем, скажем словами вашего и нашего товарища, видного украинского физика и философа Николая Васильевича Кравчука: «Не пора ли признать как реально существующую проблему незалежности та самостийности Галичини»? И начать решать ее, не откладывая в долгий ящик!» («Мифы смутного времени», стр 83, Киев 2005)

Быть за Восток - это не значит быть против Запада. Это – быть против агрессии, идущей с Запада. Эту агрессивную силу сегодня организуют Соединенные Штаты, а ее идеологическое окормление выполняет сионизм и его сиамский близнец, холокостизм, вера в исключительную значимость гибели евреев. На этой неделе эта сила потерпела поражение, когда народы Франции и Голландии проголосовали против конституции Европы. Эта конституция поставила бы армии Европы под контроль НАТО, то есть под американо-израильский контроль. Израиль – даже не член НАТО, но на этой неделе впервые израильские парламентарии стали частью парламентского союза НАТО. Те, кто хотят ввести Украину в НАТО, собираются подчинить ее силам сионизма.»

На Совещании было принято следующее Обращение:

КОМЮНІКЕ ІV Всесвітньої конференції «Діалог цивілізацій»,
що відбулася у Києві (Україна) 3 червня 2005 року

Ми, учасники Всесвітньої конференції, представники 27 країн світу, заслухавши й обговоривши понад 20 доповідей на тему «Сіонізм - найбільша загроза сучасній цивілізації», вважаємо за необхідне:
  • підтвердити рішення Генеральної Асамблеї ООН 1975 року про визнання сіонізму формою єврейського расизму;
  • попередити всі держави й народи світу про небезпеку єврейського расизму, прийнятого як державна ідеологія в Ізраїлі;
  • звернутися до всіх міжнародних організацій із закликом сприяти всіма можливими засобами ядерному роззброюванню Ізраїлю, оскільки дана держава, відповідно до міжнародних норм, не має права володіти ядерною зброєю;
  • застерегти світове співтовариство щодо можливості Третьої світової війни, про готовність до якої відкрито заявляють представники ізраїльського істеблішменту й єврейсько-фашистських організацій;
  • засудити постійну агресію Ізраїлю проти місцевого арабського населення, яка має всі ознаки геноциду, що є злочином проти людства;
  • підтримати ізраїльських правозахисників й єврейських борців із сіонізмом, які мужньо й чесно протягом багатьох років протистоять поширенню у світі єврейського расизму й нацизму;
  • проводити постійну науково-дослідну, освітню й просвітительську роботу з викриття расистської ідеології сіонізму, її організованих структур і креатур;
  • використати засоби масової інформації, книговидання й книгорозповсюдження, тематичні конференції, семінари й курси для зриву агресивних планів войовничого сіонізму по дестабілізації миру в усьому світі;
  • опублікувати дане комюніке на всіх офіційних і робочих мовах ООН.
Прийнято 3 червня 2005 року, Київ, Україна




Размещено: 7 июня 2005 г.
Источники: Davidduke.com, МАУП, MIGNews, собственные.
Постоянная ссылка: RusskoeDelo.org/novosti/archive.php?ayear=2005&amonth=june#07_06_2005_01.




    Рассылка «Русского Дела». Подписываться здесь.



Подшивки новостей:

2014
Март  

2013
Февр.  Апрель  Апрель  Дек.  

2012
Март  Май  Август  Ноябрь  Дек.  

2011
Март  Июнь  Дек.  

2010
Февр.  Март  Апрель  Май  Июнь  Окт.  Ноябрь  Дек.  

2009
Март  Апрель  Май  Июнь  Сент.  Окт.  Дек.  

2008
Январь  Март  Апрель  Май  Июнь  Июль  Август  Окт.  Дек.  

2007
Январь  Февр.  Март  Апрель  Май  Июнь  Июль  Август  Сент.  Окт.  Ноябрь  Дек.  

2006
Январь  Февр.  Апрель  Май  Июнь  Июль  Август  Окт.  Ноябрь  Дек.  

2005
Январь  Февр.  Март  Апрель  Май  Июнь  Июль  Август  Сент.  Окт.  Ноябрь  Дек.  

2004
Январь  Февр.  Март  Апрель  Май  Июнь  Июль  Август  Сент.  Окт.  Ноябрь  Дек.  

2003
Август  Сентябрь  Октябрь  Ноябрь  Декабрь  




Распечатать Распечатать          Сообщить соратнику Сообщить соратнику




Problems viewing this website? Its layout was optimized for viewing with an Internet Explorer (ver. 6.00 +) or compatible browser. The encoding used is "UTF-8".

предупреждение          © 2017, Русское Дело          disclaimer