Распечатано со страницы сетевого узла «Русское Дело».



Раздел «Русские стихи»

Творчество Марины Струковой

Часть I


РУССКОМУ СКИНХЕДУ

Застыла Россия в разрухе и голоде,
в плену черноты,
за Белую власть в белокаменном городе
сражаешься ты.

Москва закопченная, страхом ученая
покорна врагу.
На выбор без выбора им обреченная
в соленом снегу.

Здесь русская ночь по-восточному хмурится
где наша земля?
Глаза золотые прищурили улицы
в округе Кремля.

Тускнеют во мгле куполов полукружия
и вера на дне.
А ты в черной форме, порой без оружия
на вечной войне.

Спасают Державу от лжи и бесчестия,
как раньше отцы,
какие уж там белокурые бестии…
Мальчишки – бойцы.

Ведь смысл этой жизни не в славе и золоте…
Пусть вспыхнут огни
за Белую власть в белокаменном городе!
За белые дни…



ВОЛК УМИРАЕТ МОЛЧА

Дома забитые в лебеде,
полей загубленных клочья.
Мой край поведал бы о беде,
но волк умирает молча!

А было дело, через жнивье
другие носили флаги.
И продотрядовское шпанье
в степные ползло овраги.

Восславим пращуров имена
и встанем в борьбе едины.
Вскричат, что Русь не обречена
винтовки и карабины.

Проснись, Отчизна, вокруг не зги,
но память тоска не стерла.
Еще узнают твои враги,
как волк разрывает горло!



АНТИФАШИСТ

Антифашист, он тоже человек,
и он не обязательно из РЕК*,
и он не обязательно еврей,
ты присмотрись к нему и не зверей.

Он, может быть, узбек или казах,
бездомный, со слезами на глазах,
а если героин в Москву привез
так то от нищеты, и не всерьез,

А если убивал и грабил он,
так то от беспросветности времен.
А ты его по морде сапогом!
Одни фашисты русские кругом…
______________
  *РЕК - российский еврейский конгресс



СОРАТНИКУ

Тебя одного конвоиры ведут,
но нация вся под конвоем.
И длится и длится неправедный суд,
над каждым бойцом и героем.

Состав преступления вечен и прост –
за волю Державы сражались.
А значит – решали еврейский вопрос,
как предки на это решались.

Еще не взрывали с собою пластид
навстречу кремлевским бандитам.
Но если законом считать геноцид,
то, что же считать геноцидом?

И как бы, соратник, не кончился суд,
но сердце твое не ослепнет.
Следы от наручников все же сойдут,
а ненависть только окрепнет.

Причина одна у всемирных проблем.
Мы знамя борьбы не уроним.
И знаем – кого и когда и зачем
в горящие печи загоним.



БОГ ВОЙНЫ

Ведем мы борьбу на просторах страны
во имя святой правоты.
Навстречу великому Богу войны –
из трассеров в небо мосты:

Серебряной молнией перекрести
готовых идти до конца.
В стальную армаду толпу обрати
и яростью выжги сердца.

Мы – дети твои. Своя кровь дорога,
идущего в битву – храни.
Гордись, если мы одолеем врага,
но падающих – подтолкни.

Сильнейший пусть выживет, волю любя
презрев обаяние лжи.
Мы ищем победу – мы ищем тебя!
И ищущему – подскажи.

Блиндаж укрепи, небоскребы смети,
дай повоевать от души.
И мстящему правильный путь начерти
за грани и за рубежи.

Швырни в мегаполис восстаний огни,
подай безоружному нож,
И песню услышь, и зарю распахни,
и сдавшегося – уничтожь!



РУССКИЙ, В РУССКОГО НЕ СТРЕЛЯЙ!

В час восстания грозный, дикий,
по колено в крови гуляй,
но запомни закон великий:
Русский, в Русского не стреляй!

Будет знамени красный сполох,
черно-желтый и белый стяг.
Нас кремлевский политтехнолог
станет стравливать, чуя страх.

Ты отравой обманов дышишь,
только мыслями не петляй.
Нас так мало осталось, слышишь –
Русский, в Русского не стреляй!

Этот лозунг простой бесспорный
пусть в бою утвердят стократ
и соратник мой в форме черной,
и спецназовец, и солдат.

В испытаниях бесконечных
рода в сердце не разделяй
и не радуй врагов извечных –
Русский, в Русского не стреляй!



ВОЗЛЮБИ СВОЕГО ВРАГА

«Возлюби своего врага» –
эта фраза вам дорога.
Что ж, послушаюсь, уступлю.
Я врага своего люблю.

Не убил, не загнал в тюрьму,
Не вручил по пути суму,
Не изгнал, не лишил тепла,
Не заметил, как подросла.

Коль вину ему отпущу
За себя я его прощу,
Но когда подойду к окну
Не прощу его за страну.

Пляшет облако гари
По ночным городам.
Я из партии парий
И ее не предам.

Искры на пепелищах
Загораются вновь
Я за злых и за нищих,
За бунтарскую кровь.

Я врага своего люблю.
Помолиться, так намолю:
Надышаться ему – в петле,
Отоспаться ему – в земле.

Все идет к одному концу –
Коль ударю, то по лицу.
О, Россия, костры, снега,
Я люблю своего врага!